Юридические услуги бизнесу Колтунов и партнеры, Консалтинг, Юридические услуги бизнесу, Лингвистические экспертизы, Образовательная деятельность, Корпоративное управление, Green City, Нижний Новгород Консалтинговая фирма "Колтунов и партнеры" Образовательная деятельность Корпоративное управление Лингвистические экспертизы
НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ
 Главная страница
 Корпоративное управление
 Лингвистические экспертизы
 Юридические услуги бизнесу
 Бизнес-образование
Программы курсов
 Белорусский проект
 Украинский проект
 Публикации
 Судебные речи
 Наши клиенты
 Наши партнеры
 Учредители фирмы
 Наши ссылки
НАШИ НОВОСТИ
 · Курс «Корпоративное управление» и спецкурс «Корпоративные конфликты и безопасность бизнеса» в Бизнес-школе НИУ ВШЭ

 · Победа на Конкурсе СМИ на лучшее освещение темы межнациональных и этноконфессиональных отношений

 · Рейдерская атака и корпоративный шантаж: пресс-конференция в АО «АВИАБОР»

 · VII Всероссийский форум по корпоративному управлению

 · Международный семинар «Повышение навыков по проведению религиоведческой и комплексной психолого-лингвистической экспертизы»

ПОИСК ПО САЙТУ

НАШИ КООРДИНАТЫ
• 603903, г. Нижний Новгород,
   КП Зелёный город,
   ДНП «Берёзовая роща 2»,
   дом 38 А.

• Коодинаты GPS
   N56.190435
   E44.101964

Схема проезда

• Тел/факс (831) 422-45-45

• Мобильные телефоны:

   управляющий партнёр
   + 7 9 200 300 703 (Viber; WhatsApp)
   + 7 910 398 20 25

   главный лингвист-эксперт
   + 7 903 846 64 40

    в Москве
   +7 985 976 46 74

   за пределами России
   + 3 725 958 92 08



• Skype: Игорь Владимирович
    Колтунов
    koltunov-nn
 

Общества с ограниченной ответственностью в Российской Федерации и Республике Беларусь: где регистрировать фирму?



Игорь КОЛТУНОВ,
директор Консалтинговой фирмы «Колтунов и партнёры»,
член Ассоциации независимых директоров (г. Москва),
вице-президент Нижегородской гильдии профессиональных консультантов,
кандидат экономических наук, доцент

 

(Опубликовано в журнале «Директор», г. Минск, 2008, № 9.
Окончание. Начало в № 8/2008 г.)


Продолжение. Перейти к 1 части >>>

Постепенное развитие интеграционных процессов на постсоветском пространстве сопровождается восстановлением утерянных в 90-е годы ХХ века хозяйственных связей между бывшими союзными республиками. Если на первом этапе мы наблюдали расширение торговли и кооперационных поставок, то сейчас всё большее значение приобретает перелив капиталов между независимыми государствами. Как на территории России, так и на территориях других стран СНГ создаётся всё больше совместных предприятий с участием иностранного капитала. Особенно быстро этот процесс идёт в странах с развитым промышленным потенциалом: Российской Федерации, Республике Беларусь, Казахстане и Украине.

Управление в обществе. Общее собрание участников.

Как в России, так и в Республике Беларусь в ООО существует трёхуровневая система управления: общее собрание участников – совет директоров – исполнительные органы (единоличный и коллегиальный).

Высшим органом управления является общее собрание участников общества. Вопросы, относящиеся к исключительной компетенции общего собрания участников ООО, в РФ и РБ практически полностью совпадают. Пожалуй, единственным отличием является то, что в соответствии со ст. 34 ЗРБ «О ХО» к исключительной компетенции общего собрания участников отнесено решение о предоставлении безвозмездной (спонсорской) помощи в соответствии с законодательными актами. В российских ООО этого нет.

Очень важным моментом, на мой взгляд, является то, что и в российских и в белорусских ООО перечень вопросов, относящихся к компетенции общего собрания участников, является открытым (диспозитивная норма). Учредительными документами ООО компетенция общего собрания участников может быть расширена (п. 1 ст. 33 ФЗ «Об ООО» и ст. 34, 35 ЗРБ «О ХО»). Это создаёт большие возможности для манёвра в корпоративном управлении и обеспечения корпоративной безопасности бизнеса.

Как в российском, так и в белорусском корпоративном законодательстве норма, регламентирующая количество голосов, принадлежащих участникам общества, – диспозитивная, т.е. допускается «кривое» голосование. В соответствии с п. 1 ст. 32 ФЗ «Об ООО» и абз. 1 ст. 45, абз. 1 ст. 109 ЗРБ «О ХО» каждый участник общества имеет на общем собрании участников число голосов, пропорциональное его доле в уставном капитале (фонде) общества, однако уставом общества может быть установлен иной порядок определения числа голосов. Это также создаёт дополнительные возможности для выстраивания различных «хитрых» схем и оптимизации корпоративного управления.

В соответствии с п. 1 ст. 38 ФЗ «Об ООО», абз. 5 ст. 45 ЗРБ «О ХО» и в российских, и в белорусских ООО решение общего собрания участников может быть принято путём проведения заочного голосования (опросным путём) без непосредственного присутствия лиц, имеющих право на участие в собрании. Порядок проведения заочного голосования определяется учредительными документами общества или локальным нормативным актом (внутренним документом общества). Как в российском, так и в белорусском корпоративном законодательстве есть вопросы, решение по которым не может быть принято путём проведения заочного голосования.

Следует отметить, что порядок проведения общих собраний участников и принятия на них решений в российских и белорусских ООО совпадает далеко не полностью. Так, например, в России годовое общее собрание участников должно быть проведено в сроки, определённые уставом, но не ранее чем через два и не позднее чем через четыре месяца после окончания финансового года (ст. 34 ФЗ «Об ООО»). В белорусских ООО годовое общее собрание участников также проводится в срок, установленный учредительными документами, но не позднее трёх месяцев после окончания отчётного года (абз. 4 ст. 36 ЗРБ «О ХО»). В российских ООО предложения участников в повестку дня собрания вносятся в соответствии с требованиями закона (пп. 2 и 4 ст. 36 ФЗ «Об ООО»), а в белорусских ООО – в порядке, предусмотренном учредительными документами общества (абз. 1 ст. 40 ЗРБ «О ХО»).

Но, пожалуй, самое главное различие состоит в подходах к проведению голосования. В российском корпоративном законодательстве применительно к ООО вообще отсутствует понятие кворума. Все решения принимаются либо простым большинством голосов, либо квалифицированным большинством в 2/3 голосов от общего числа голосов участников общества (п. 8 ст. 37 ФЗ «Об ООО»). По отдельным вопросам требуется единогласное решение всех участников общества. Причём, указанная норма – диспозитивная: уставом ООО можно предусмотреть большее число голосов для принятия соответствующих решений, чем это определено законом. В Республике Беларусь при проведении общего собрания участников сначала определяется кворум, который составляет более 50% голосов участников общества, если учредительными документами общества не предусмотрено для кворума большее число голосов. В случае отсутствия кворума может быть проведено повторное собрание (годовое собрание должно быть проведено), кворум на котором составляет более 30% голосов участников, если учредительными документами не предусмотрено для кворума большее число голосов (абз. 2 ст. 43 ЗРБ «О ХО»). Сами же решения принимаются простым большинством голосов, либо квалифицированным большинством в 2/3 голосов от числа присутствующих, либо единогласно (абз. 2 ст. 45 ЗРБ «О ХО»). Обращаю внимание читателей на то, что в ст. 109 ЗРБ «О ХО» присутствует диспозитивная норма, согласно которой решения по отдельным вопросам, предусмотренным настоящим законом (например, изменение устава ООО), а также по иным вопросам, определённым учредительными документами общества, принимаются большинством не менее 2/3 голосов от общего количества голосов участников общества, если большее число голосов для принятия таких решений не предусмотрено настоящим законом и (или) учредительными документами ООО. Таким образом, белорусское законодательство также позволяет поднимать порог для принятия решений по концептуальным вопросам.    

Совет директоров и исполнительные органы общества.

Избрание совета директоров ООО и по российскому, и по белорусскому корпоративному законодательству допускается как простым голосованием, так и кумулятивным голосованием (пп. 8 и 9 ст. 37 ФЗ «Об ООО» и абз. 2 и 3 ст. 45 ЗРБ «О ХО»). Следовательно, в зависимости от того, какая норма применена в учредительных документах, формирование совета директоров осуществляется либо исключительно владельцем контролирующего пая (при простом голосовании), либо в совете обеспечивается пропорциональное представительство всех крупных участников ООО (при кумулятивном голосовании).

В ФЗ «Об ООО» работе совета директоров посвящён лишь п. 2 ст. 32 «Органы общества». Законодательно регламентированы только те вопросы, которые из компетенции общего собрания участников можно передать совету директоров. Всё остальное (компетенция совета, порядок его образования и деятельности, а также порядок прекращения полномочий и компетенция председателя) отдано на решение участникам общества, т.е. должно быть регламентировано уставом ООО. Таким образом, предоставляются широкие возможности для манёвра в корпоративном управлении.

В белорусском законодательстве работа совета директоров регламентирована гораздо более подробно и жёстко. Ей посвящены в ЗРБ «О ХО» ст. 50 «Компетенция совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества», ст. 51 «Совет директоров (наблюдательный совет) хозяйственного общества» и ст. 52 «Заседание совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества». Это, с одной стороны, упрощает процедуру подготовки учредительных документов (не нужно ничего додумывать самостоятельно), а с другой, – уменьшает возможности построения различных «хитрых» схем в корпоративном управлении.

В подходах к деятельности исполнительных органов ООО в российском и белорусском законодательстве очень много общего. Допускается формирование как единоличного, так и единоличного и коллегиального органов (п. 4 ст. 32 ФЗ «Об ООО» и абз. 3 ст. 33 ЗРБ «О ХО»). Компетенция исполнительных органов формируется по остаточному принципу, существует подотчётность исполнительных органов общему собранию участников и совету директоров, допускается как досрочное прекращение полномочий, так и приостановление полномочий исполнительных органов.

В то же время существуют и различия. Например, в российских ООО единоличный исполнительный орган может называться директором, исполнительным директором, генеральным директором, президентом (п. 1 ст. 40 ФЗ «ОБ ООО») и т.д. В белорусских ООО единоличный исполнительный орган именуется директором или генеральным директором (абз. 3 ст. 33 ЗРБ «О ХО»). Поэтому в Российской Федерации президентов множество, а в Республике Беларусь – только один: Президент Республики Беларусь.

Согласно российскому корпоративному законодательству исполнительные органы в ООО могут формироваться как общим собранием участников, так и советом директоров, т.е. норма диспозитивная (подп. 4 п. 2 ст. 33 и п. 2 ст. 32 ФЗ «Об ООО»). В белорусских ООО формирование исполнительных органов осуществляется только общим собранием участников (ст. 107 ЗРБ «О ХО»). Представляется, что белорусская конструкция является менее гибкой, поскольку на созыв общего собрания требуется время, а в критических условиях (например, в момент рейдерской атаки) действовать надо очень быстро.

В российских ООО нет никаких ограничений на вхождение единоличного исполнительного органа в состав совета директоров и даже на совмещение полномочий единоличного исполнительного органа и председателя совета (ограничение на совмещение должностей существует лишь в АО). В белорусских ООО норма очень жёсткая: лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа общества, либо лицо, возглавляющее коллегиальный исполнительный орган общества, не вправе входить в состав совета директоров. Указанные лица могут присутствовать на заседаниях совета директоров и вносить предложения по рассматриваемым вопросам без права голоса при принятии решений (абз. 3 ст. 54 ЗРБ «О ХО»). Таким образом, в белорусском законодательстве наблюдается полное разделение власти участников ООО, которые представлены в совете, и менеджмента ООО.

Ревизионная комиссия общества.

Задачи, решаемые ревизионными комиссиями в российских и белорусских ООО, сходны. Однако, в подходах к формированию и деятельности ревизионных комиссий есть различия.

В России ревизионная комиссия в ООО в обязательном порядке образуется только в том случае, если количество участников общества превышает пятнадцать (п. 6 ст. 32 ФЗ «Об ООО»). При меньшем количестве участников избрание ревизионной комиссии происходит в том случае, если это предусмотрено уставом общества. В то же время, если ревизионная комиссия сформирована, то общее собрание участников общества не вправе утверждать годовые отчёты и бухгалтерские балансы общества при отсутствии соответствующего заключения ревизионной комиссии (п. 3 ст. 47 ФЗ «Об ООО»). В белорусских ООО во всех случаях утверждение годовых отчётов, бухгалтерских балансов, счетов прибыли и убытков и распределение прибыли и убытков общества осуществляется при наличии и с учётом заключения ревизионной комиссии (абз. 3 ст. 36 ЗРБ «О ХО»).

В российских ООО количество членов ревизионной комиссии и порядок её работы определяются уставом общества (пп. 1 и 4 ст. 47 ФЗ «Об ООО»). Как правило, ревизионная комиссия сама принимает решение о необходимости избрания председателя и секретаря, распределяет функции между членами комиссии, определяет периодичность, продолжительность и характер проверок. Деятельность ревизионных комиссий в белорусских ООО законодательно регламентирована более подробно. Так, например, в соответствии с абз. 4 ст. 59 ЗРБ «О ХО» ревизионную комиссию общества возглавляет председатель. Он избирается из числа её членов в день окончания проведения общего собрания участников общества на первом заседании ревизионной комиссии, которое организует и проводит председатель общего собрания участников этого общества. Продолжительность ревизии или проверки не должна превышать тридцати дней, если иное не установлено учредительными документами (абз. 8 ст. 59 ЗРБ «О ХО»). В случае выявления нарушения ревизионная комиссия обязана представить заключение ревизии или проверки либо отдельные их выводы и предложения органам управления общества, которые в соответствии с их компетенцией в двухнедельный срок обязаны принять меры по устранению допущенных нарушений (абз. 3 ст. 60 ЗРБ «О ХО»).      

Уступка долей в уставном фонде (капитале).

Уступка долей в уставном капитале российских ООО между его участниками регламентирована диспозитивной нормой: согласие общества или других участников на совершение таких сделок не требуется, если иное не предусмотрено уставом общества (п. 1 ст. 21 ФЗ «Об ООО»). Поэтому очень часто участники ООО в России в целях сохранения существующего статус-кво или для обеспечения корпоративной безопасности бизнеса вводят разрешительный порядок на уступку долей между участниками. Причём, в зависимости от структуры уставного капитала решения принимаются либо простым, либо квалифицированным большинством голосов (а иногда – и единогласно). В белорусском законодательстве соответствующая норма – императивная: участник ООО вправе продать или иным образом произвести отчуждение своей доли (части доли) в уставном фонде общества одному или нескольким участникам этого общества или самому обществу (абз. 1 ст. 97 ЗРБ «О ХО»). Т.е. согласия других участников или общества не требуется.

Что касается уступки долей третьим лицам, то здесь наблюдаются идентичные подходы. И в российских, и в белорусских ООО уступка (отчуждение) участником своей доли (части доли) третьим лицам допускается, если это не запрещено уставом (п. 2 ст. 21 ФЗ «Об ООО» и абз. 2 ст. 97 ЗРБ «О ХО»). Участники общества пользуются преимущественным правом покупки доли (части доли) участника, продаваемой третьему лицу, пропорционально размерам своих долей, если уставом или соглашением участников общества (решением общего собрания) не предусмотрен иной порядок осуществления данного права (п. 4 ст. 21 ФЗ «Об ООО» и абз. 1 ст. 98 ЗРБ «О ХО»). В случае, если участники общества и общество не воспользуются своим преимущественным правом покупки доли (части доли), предлагаемой для продажи, доля (часть доли) может быть продана третьему лицу по цене и на условиях, сообщённых его участникам и обществу (п. 4 ст. 21 ФЗ «Об ООО» и абз. 1 и 2 ст. 101 ЗРБ «О ХО»).

Переход долей в порядке наследования и правопреемства в российских и белорусских ООО также осуществляется аналогично. Доли в уставном капитале (фонде) переходят к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества, если уставом (учредительными документами) общества не предусмотрено, что такой переход допускается только с согласия остальных участников общества (п. 7 ст. 21 ФЗ «Об ООО» и абз. 1 ст. 102 ЗРБ «О ХО»).    

Выход участника из общества. Исключение участника.

И в российском, и в белорусском корпоративном законодательстве содержится императивная норма, разрешающая участнику общества в любое время выйти из этого общества независимо от согласия других его участников (п. 1 ст. 26 ФЗ «Об ООО» и абз. 1 ст. 103 ЗРБ «О ХО»). Однако, по российскому законодательству выходящий участник слабо защищён от «кидальных» вариантов со стороны остающихся в обществе участников. Дело в том, что доля выходящего участника переходит к обществу с момента подачи заявления о выходе. А действительная стоимость доли, подлежащая выплате выходящему участнику, определяется на основании данных бухгалтерской отчётности общества за год, в течение которого было подано заявление о выходе (т.е. по состоянию на 31 декабря). Выплата же осуществляется в течение шести месяцев с момента окончания финансового гола, в течение которого подано заявление о выходе (пп. 1 и 2 ст. 26 ФЗ «Об ООО»). Нетрудно сообразить, что если заявление о выходе подано, допустим, летом, то до конца декабря у остальных участников имеется масса возможностей «слить» активы в подставные фирмы и уменьшить чистые активы ООО до размера его уставного капитала (а он, как правило, минимальный). В результате, выходящий участник получает, в лучшем случае, несколько тысяч рублей.

Белорусское законодательство в гораздо большей степени защищает интересы выходящего участника. Во-первых, он может указать в заявлении дату выхода, но не ранее даты подачи заявления (абз. 2 ст. 103 ЗРБ «О ХО»). Во-вторых, стоимость части имущества, соответствующая его доле в уставном фонде и выплачиваемая выходящему участнику, определяется по балансу, составляемому на момент его выхода (абз. 5 ст. 103 ЗРБ «О ХО»). В третьих, выходящему участнику определяют часть прибыли, приходящуюся на его долю, а размер прибыли устанавливают на момент расчёта, т.е. на момент выплаты всей приходящейся ему суммы (абз. 5 ст. 103 ЗРБ «О ХО»). Таким образом, «обобрать» выходящего участника достаточно сложно.

Механизм исключения участника из общества практически совпадает в российских и в белорусских ООО. Если участник общества грубо нарушает свои обязанности и своими действиями (бездействием) препятствует деятельности общества (существенно её затрудняет), то такой участник может быть исключён из общества в судебном порядке по требованию иных участников общества, доли которых в совокупности составляют не менее 10% уставного капитала (фонда) общества (ст. 10 ФЗ «Об ООО» и абз. 3 ст. 103 ЗРБ «О ХО»).      

Несколько последних замечаний.

Проведённое исследование показывает, что, несмотря на схожесть многих норм корпоративного законодательства Российской Федерации и Республики Беларусь, регламентирующих деятельность обществ с ограниченной ответственностью, в них наблюдаются как незначительные (редакционные), так и принципиальные различия. Это необходимо учитывать, создавая предприятия со смешанным капиталом на территории любого из союзных государств.

Сравнительный анализ российского и белорусского законодательства об ООО позволяет сделать вывод о том, что в каждом из национальных законодательств есть как свои достоинства (плюсы), так и свои недостатки (минусы). При подготовке учредительных документов для регистрации ООО на территории любого из государств целесообразно с учётом этих особенностей максимально опираться на плюсы и пытаться нивелировать минусы.

Следует также отметить, что законодательство Российской Федерации и Республики Беларусь об обществах с ограниченной ответственностью является достаточно детализированным и охватывает все важнейшие стороны функционирования этой организационно-правовой формы. Наличие же в национальных законах нескольких десятков диспозитивных норм, регламентирующих деятельность ООО, позволяет субъектам правоотношений (учредителям) выбирать самые разнообразные варианты поведения. Здесь скрыты возможности как для развития обществ с ограниченной ответственностью в направлении, необходимом участникам отношений, так и для обеспечения корпоративной безопасности их бизнесов. Но это уже тема для отдельного самостоятельного исследования.

 
Вернуться в раздел "Публикации"
Перейти в разделы "Корпоративное управление"
                               "Белорусский проект"


© Консалтинговая фирма "Колтунов и партнеры"
www.NNOV.ru - Сайт для нижегородцев
Изготовление сайта: Николай Пестов