Юридические услуги бизнесу Колтунов и партнеры, Консалтинг, Юридические услуги бизнесу, Лингвистические экспертизы, Образовательная деятельность, Корпоративное управление, Green City, Нижний Новгород Консалтинговая фирма "Колтунов и партнеры" Образовательная деятельность Корпоративное управление Лингвистические экспертизы
НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ
 Главная страница
 Корпоративное управление
 Лингвистические экспертизы
 Юридические услуги бизнесу
 Бизнес-образование
Программы курсов
 Белорусский проект
 Украинский проект
 Публикации
 Судебные речи
 Наши клиенты
 Наши партнеры
 Учредители фирмы
 Наши ссылки
НАШИ НОВОСТИ
 · Курс «Корпоративное управление» и спецкурс «Корпоративные конфликты и безопасность бизнеса» в Бизнес-школе НИУ ВШЭ

 · Победа на Конкурсе СМИ на лучшее освещение темы межнациональных и этноконфессиональных отношений

 · Рейдерская атака и корпоративный шантаж: пресс-конференция в АО «АВИАБОР»

 · VII Всероссийский форум по корпоративному управлению

 · Международный семинар «Повышение навыков по проведению религиоведческой и комплексной психолого-лингвистической экспертизы»

ПОИСК ПО САЙТУ

НАШИ КООРДИНАТЫ
• 603903, г. Нижний Новгород,
   КП Зелёный город,
   ДНП «Берёзовая роща 2»,
   дом 38 А.

• Коодинаты GPS
   N56.190435
   E44.101964

Схема проезда

• Тел/факс (831) 422-45-45

• Мобильные телефоны:

   управляющий партнёр
   + 7 9 200 300 703 (Viber; WhatsApp)
   + 7 910 398 20 25

   главный лингвист-эксперт
   + 7 903 846 64 40

    в Москве
   +7 985 976 46 74

   за пределами России
   + 3 725 958 92 08



• Skype: Игорь Владимирович
    Колтунов
    koltunov-nn
 

        Приумножит или украдёт?



(опубликовано в Нижегородском деловом журнале «Деловая неделя», 2004, № 5)

Нанимая управляющего, собственник компании рассчитывает, что тот разовьёт его компанию и приумножит капитал. Но нередко получается наоборот: управляющий уводит бизнес прямо из-под носа обескураженного собственника. Что нужно сделать, чтобы этого не произошло?

На вопросы корреспондента отвечает Игорь Колтунов, директор Нижегородского центра рыночных и корпоративных исследований, кандидат экономических наук, доцент.

Как регулируются отношения между собственником и управляющим в акционерных обществах?

Отношения регулирует основной документ – устав акционерного общества (АО). С серьёзной работы над ним и надо начинать. Меня удивляет, что до сих пор многие не задумываются над этим при создании АО и обращаются в первую попавшуюся юридическую фирму, где за 5 тысяч рублей им предоставляют типовой устав и регистрируют его в налоговой инспекции. Но типовой устав – это «средняя температура по больнице», а акционерные общества разные. Вспомним Льва Толстого: «Все счастливые семьи похожи друг на друга. Каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Так и в акционерном обществе: пока всё хорошо, никто про устав не вспоминает. Но как только возникает корпоративный конфликт, тут же хватаются за устав и выясняют: имел ли право генеральный директор, к примеру, совершать сделку, или нет.

Я убеждён: устав необходимо создавать индивидуально под каждое конкретное акционерное общество. В нем обязательно должны быть учтены как расстановка сил между собственниками (держателями контрольного пакета, блокирующего пакета, миноритарными акционерами), так и отношения между собственниками и наёмными топ-менеджерами.

Какова, на Ваш взгляд, главная ошибка, которую допускают собственники в отношениях с управляющими?

Самой главной ошибкой является слишком большой объём полномочий, которыми акционеры наделяют управляющих. Это опасно не только тогда, когда генеральный директор нелоялен по отношению к АО. Представьте типичную ситуацию: управляющий сам является одним из крупных акционеров, но его полномочия ничем не ограничены, кроме законодательства. Его могут схватить на улице и силой заставить подписать документ, по которому активы и имущество переходят неизвестно кому. А если в уставе АО есть ограничения на совершение определённых сделок, то подписанные генеральным директором документы можно будет затем оспорить в арбитражном суде. Ограничение полномочий генерального директора – это элемент корпоративной безопасности в любом нормально работающем акционерном обществе, независимо от того, является ли директор наёмным управляющим или крупным акционером.

Какие схемы назначения управляющего существуют в акционерном обществе?

В соответствии с Федеральным законом «Об акционерных обществах» (далее – Закон) допускается как формирование единоличного исполнительного органа (избрание генерального директора собранием акционеров или советом директоров), так и передача его функций по решению собрания акционеров управляющей компании или управляющему – индивидуальному предпринимателю. Вспомним, когда контрольный пакет акций ОАО «Заволжский моторный завод» перешел к холдингу «Северсталь», генеральным директором завода был назначен Виктор Клочай. А через некоторое время было принято решение о его освобождении от занимаемой должности и передаче функций управления управляющей компании, доверенность от которой получил тот же самый г-н Клочай. Человек остался, а схема управления изменилась. Зачем собственники на это пошли? Вероятно, изменения были связаны с решением оптимизировать систему управления, потому что функции управления были переданы управляющей компании не только на ЗМЗ, но и на «Ульяновском автомобильном заводе» и ряде других предприятий холдинга. Необходимо учитывать ещё один важный момент. Функции управления переходят к управляющей компании в полном объёме. А вот полномочия по доверенности можно делегировать в объёме, предусмотренном доверенностью.

Таким образом, собственник получает возможность защитить свой бизнес от управляющего?

Да, такой подход возможен и как элемент корпоративной защиты (защиты активов АО от посягательств на них со стороны наёмных менеджеров). Дело в том, что с принятием новой редакции Закона, которая вступила в силу с 1 января 2002 года, значительно расширились полномочия наёмного менеджмента, образовалась своеобразная правовая дыра в вопросах корпоративной безопасности. Не знаю, пошли законодатели сознательно на это, или была допущена правовая ошибка, но появились дополнительные возможности для перераспределения собственности в пользу наёмных менеджеров. И они не преминули этим воспользоваться. Пример российского масштаба – действия Якова Голдовского по уводу контроля над «Сибуром» из-под ОАО «Газпром». Следовательно, необходимо выстраивать систему корпоративной защиты не только вне, но и внутри самой компании.

Какие «ловушки» в законодательстве должен  обойти собственник, чтобы не дать управляющему увести свой бизнес?

В старой редакции Закона принятие решения об участии АО в других хозяйственных обществах и товариществах относилось к компетенции совета директоров. В новой редакции Закона из компетенции совета это положение изъято, но нигде отдельно не прописано. Значит, принятие решения об участии АО в других хозяйственных обществах и товариществах рассматривается как обычная хозяйственная сделка, то есть решение принимает генеральный директор в пределах своих полномочий. Он может единолично внести какое-либо имущество АО в уставный капитал другой компании. В результате имущество станет собственностью этой фирмы, а АО – её акционером, владельцем определённого пакета акций.

Но эту схему можно осуществить таким образом, что контроль над вновь созданной фирмой будет осуществлять сторонняя структура. Если раньше подобным способом достаточно активно пользовались советы директоров (и это была воля мажоритарных акционеров), то сейчас такое может сделать один человек – генеральный директор. И единственное законодательное ограничение, которое существует, – ограничение по масштабу сделки (25% от балансовой стоимости активов АО). Четверть стоимости! Во многих АО – это самое «вкусное», наиболее «интересное» имущество. Я уж не говорю о том, что эту схему можно повторять ежеквартально, и через определённое время от АО останется одна только вывеска!

Для того, чтобы главный менеджер не имел возможности заключать сделки, которые поставили бы под угрозу целостность имущественного комплекса и финансовое состояние АО, необходимо его полномочия определённым образом ограничивать в уставе. Закон это позволяет сделать, потому что перечень полномочий совета директоров – открытый, и по своему усмотрению акционеры могут его расширить, передав дополнительные функции совету и ограничив при этом права управляющего.

А может ли собственник обезопасить свой бизнес, формируя лояльность топ-менеджера к компании?

Когда в западную компанию нанимают управляющего, ему, как правило, предоставляется опцион – право приобретения пакета акций компании на льготных условиях. Обычно это оговаривается в контракте. Если акции компании дорожают, значит, и его пакет становится дороже. Получается, что генеральный директор заинтересован в увеличении капитализации компании, росте её рыночной стоимости.

Но в России ситуация другая. Фондовый рынок неразвит, акции многих достаточно крупных АО не котируются на бирже. После того как скупка контрольного пакета акций завершена, их движение практически прекращается. Поэтому трудно заинтересовать топ-менеджера в повышении уровня капитализации компании.

Кроме того, при нашей системе налогообложения не очень выгодно выплачивать дивиденды. В России их выплачивают только несколько публичных компаний, таких как ОАО «Газпром», РАО ЕЭС, Лукойл, ЮКОС и ряд других гигантов. Даже крупные АО нашего губернского масштаба не выплачивают дивиденды, и их акции практически не торгуются на вторичном рынке. Поэтому возникает проблема, как мотивировать генерального директора.

Как правило, мотивация топ-менеджера осуществляется через трудовой договор, то есть через систему основной зарплаты и различных бонусов, которые зависят от показателей его работы. А пакет акций – это дополнительная мотивация. Если управляющий является одним из акционеров (имеет хотя бы 5-10% акций компании), то у него уже возникает дилемма: украсть и положить в свой карман или сделать так, чтобы акционерное общество развивалось, и его собственный пакет становился весомее.

Насколько управляющий свободен в принятии решений по руководству компанией?

Это зависит от устава АО и договора с управляющим. Как правило, в оперативно-хозяйственной деятельности топ-менеджер компании свободен в выборе вариантов. Но его нужно ограничивать по крупности сделки. Те ограничения, которые существуют в Законе (25% балансовой стоимости активов), по моему мнению, недостаточны. Планку нужно снижать до 10% или даже до 5%. Кроме того, управляющего необходимо ограничивать по видам сделок. Например, сделки с недвижимым имуществом предварительно должен одобрить совет директоров АО, независимо от их суммы.

Я считаю, что совету директоров необходимо также контролировать различные нетрадиционные виды сделок, которые лежат вне сферы обычной хозяйственной деятельности: сделки с векселями, приобретением и продажей пакетов акций, выдачей гарантий под кредиты и другие. Простой пример: под кредит, который в свое время взяла ВЗАО «Нижегородская ярмарка» у «Инкомбанка», было заложено здание ФГУП «Нижполиграф». Один из авторитетнейших юристов Дмитрий Бедняков расценивает эту сделку как притворную. Фактически за договором залога скрывался договор купли-продажи: всё было выстроено так, чтобы не возвращать кредит и чтобы здание ФГУП «Нижполиграф» перешло к «Инкомбанку». Конечно, такого типа сделки должен предварительно рассматривать совет директоров, и только после принятия решения об одобрении сделки генеральный директор вправе подписать документ.

Как осуществляется делегирование полномочий от собственника к управляющему?

Это очень важный момент, о котором, к сожалению, собственники часто забывают. Представим себе простую ситуацию. Генеральный директор – человек проверенный, избранный советом директоров, его лояльность компании не вызывает сомнений. Но он уходит в отпуск и назначает своим приказом исполняющего обязанности директора (к примеру, одного из своих заместителей). Этот заместитель выписывает генеральную доверенность третьему лицу на право совершения каких-либо действий от имени общества. Тот, в свою очередь, заключает определённые сделки по уводу активов из АО. Если в документах самого АО (в уставе, «Положении о совете директоров», «Положении о генеральном директоре») эта система делегирования полномочий ничем не ограничена, то в описанной ситуации вернуть активы АО будет крайне сложно. Всё происходило в рамках ГК РФ и Закона. Значит, систему делегирования полномочий также нужно поставить под контроль совета директоров, чтобы полномочия не оказались в руках человека, который нелоялен по отношению к АО.

Каков уровень ответственности управляющего перед собственниками?

Уровень ответственности определяется законодательством РФ, уставом АО и трудовым договором, который заключён с управляющим. Кроме того, во многих компаниях существуют внутренние документы: «Положение об общем собрании акционеров», «Положение о совете  директоров», «Положение о генеральном директоре». Правда, я не сторонник подобных документов и считаю, что основные принципиальные моменты должны быть прописаны в уставе АО. А взаимоотношения с конкретной личностью – генеральным директором, конкретизированы в трудовом договоре. В этих рамках генеральный директор и должен действовать. Если же он допускает нарушения, возникает гражданская, административная или уголовная ответственность в зависимости от их вида.

А если управляющий не смог развить бизнес и привел компанию к банкротству?

Если управляющий действовал непреднамеренно, его умысел не доказан, то уголовной ответственности он не несёт. Но здесь мы опять возвращаемся к корпоративной безопасности. Действия генерального директора обязательно должен контролировать совет директоров. Конфликтные ситуации возникают, как правило, в тех АО, в которых к вопросам корпоративного управления подходят формально (юристу поручают написать протокол, а реальной работы совет не ведёт). Совет директоров должен принимать решения по всем принципиальным вопросам развития акционерного общества. Кроме того, в каждом АО существует ревизионная комиссия, которая должна реально, а не формально проверять финансовую деятельность АО, и в эту комиссию должны входить независимые специалисты – представители акционеров, а не бухгалтеры того же самого АО.

Ещё один способ контроля – проведение корпоративного аудита. Это проверка всех документов, регламентирующих деятельность органов АО (устава и внутренних документов), на их соответствие требованиям законодательства и обеспечения корпоративной безопасности, а также проверка всех решений, принимавшихся органами управления за период существования АО (как правило, с момента приватизации). Подобный аудит, как показала деятельность нашего Центра в Нижегородской области, позволяет выявить и устранить нарушения, допущенные в процессе корпоративного управления, и в результате повысить степень корпоративной безопасности АО.

И наконец, если собственники видят, что генеральный директор не «тянет» или «тянет» в другую сторону, тогда у них есть все возможности, чтобы досрочно прекратить его полномочия. Тем более, что новый Трудовой кодекс достаточно полно учитывает интересы собственников (чего в прежнем КЗоТе не было). В договоре, который заключается с управляющим, как правило, оговаривается, что по решению общего собрания акционеров (или совета директоров) можно прекратить полномочия генерального директора досрочно.
                                                                                                          

Интервью брала журналист Ольга Павлова.


Веруться в раздел "Публикации"
Перейти в раздел "Корпоративное управление"


© Консалтинговая фирма "Колтунов и партнеры"
www.NNOV.ru - Сайт для нижегородцев
Изготовление сайта: Николай Пестов