Юридические услуги бизнесу Колтунов и партнеры, Консалтинг, Юридические услуги бизнесу, Лингвистические экспертизы, Образовательная деятельность, Корпоративное управление, Green City, Нижний Новгород Консалтинговая фирма "Колтунов и партнеры" Образовательная деятельность Корпоративное управление Лингвистические экспертизы
НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ
 Главная страница
 Корпоративное управление
 Лингвистические экспертизы
 Юридические услуги бизнесу
 Бизнес-образование
Программы курсов
 Белорусский проект
 Украинский проект
 Публикации
 Судебные речи
 Наши клиенты
 Наши партнеры
 Учредители фирмы
 Наши ссылки
НАШИ НОВОСТИ
 · Семинар для судей Кыргызской республики и проект «Содействие стабильности и миру в Центральной Азии»

 · Курс «Корпоративное управление» для собственников бизнеса и ТОП-менеджеров Группы компаний «Нефтегазмаш»

 · Курс «Корпоративное управление» и спецкурс «Корпоративные конфликты и безопасность бизнеса» в Бизнес-школе НИУ ВШЭ

 · Победа на Конкурсе СМИ на лучшее освещение темы межнациональных и этноконфессиональных отношений

 · Рейдерская атака и корпоративный шантаж: пресс-конференция в АО «АВИАБОР»

ПОИСК ПО САЙТУ

НАШИ КООРДИНАТЫ
• 603903, г. Нижний Новгород,
   КП Зелёный город,
   ДНП «Берёзовая роща 2»,
   дом 38 А.

• Коодинаты GPS
   N56.190435
   E44.101964

Схема проезда

• Тел/факс (831) 422-45-45

• Мобильные телефоны:

   управляющий партнёр
   + 7 9 200 300 703 (Viber; WhatsApp)
   + 7 910 398 20 25

   главный лингвист-эксперт
   + 7 903 846 64 40

    в Москве
   +7 985 976 46 74

   за пределами России
   + 3 725 958 92 08



• Skype: Игорь Владимирович
    Колтунов
    koltunov-nn
 

Общества с ограниченной ответственностью в России и Украине: общие черты и различия



Игорь КОЛТУНОВ,
директор Консалтинговой фирмы
«Колтунов и партнёры»,
кандидат экономических наук, доцент

 

(опубликовано в журналах «Украинский деловой вестник, 2007, № 1 и «Акционерный вестник. Украина», 2008, № 1)

Постепенное развитие интеграционных процессов на территории постсоветского пространства сопровождается восстановлением утерянных в 90-е годы прошлого столетия хозяйственных связей между бывшими союзными республиками. Если на первом этапе мы наблюдали расширение торговли и кооперационных поставок, то сейчас всё большее значение приобретает перелив капиталов между независимыми государствами. Как на территории России, так и на территориях других стран СНГ создаётся всё больше совместных предприятий с участием иностранного капитала. Особенно быстро этот процесс идёт в странах с развитым промышленным потенциалом: России, Украине, Белоруссии и Казахстане.

В 2005 году мне довелось заниматься разработкой учредительных документов для регистрации общества с ограниченной ответственностью на территории Украины: мои постоянные клиенты – ОАО «Транспневматика» (Первомайский тормозной завод) – учреждали там свою 100%-ную «дочку» – ООО «Укртранспневматика». Сейчас предприятие успешно работает, осуществляя сборку тормозных систем для железнодорожного транспорта Украины. Хочу поделиться с читателями своим опытом и одновременно попытаться дать сравнительную характеристику российского и украинского законодательства об обществах с ограниченной ответственностью.

Законодательная база. Общие понятия.

В России деятельность ООО регламентируется Гражданским кодексом Российской Федерации (далее – ГК РФ) и Федеральным законом «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – ФЗ «Об ООО»). В Украине таких нормативных документов три: Гражданский кодекс Украины (далее – ГК Украины), Хозяйственный кодекс Украины (далее – ХК Украины) и Закон Украины «О хозяйственных обществах» (далее – ЗУ «О ХО»). Сразу следует отметить, что российский специальный закон является гораздо более подробным и регламентирует деятельность только ООО, а украинский специальный закон меньше по объёму и регламентирует деятельность всех видов хозяйственных обществ (акционерных обществ, обществ с ограниченной ответственностью, обществ с дополнительной ответственностью, полных обществ и коммандитных обществ).

Сами определения ООО в России и Украине сходны. Согласно ч. 1 ст. 140 ГК Украины, ч. 3 ст. 80 ХК Украины и абзацу 1 ст. 50 ЗУ «О ХО» обществом с ограниченной ответственностью является учреждённое одним или несколькими лицами общество, уставный капитал которого разделён на доли, размер которых устанавливается уставом. Причём, в ГК используется термин «уставный капитал», а в ХК и ЗУ – «уставный фонд».

В соответствии с ч. 1 ст. 141 ГК Украины максимальное число участников ООО устанавливается законом. При превышении этого числа ООО подлежит преобразованию в АО. К сожалению, ни в ХК Украины, ни в ЗУ «О ХО» это число не установлено, что создаёт определённый правовой вакуум и усложняет управление в ООО, о чём будет сказано ниже.

Абзацем 2 ч. 2 ст. 141 ГК Украины предусмотрено, что лицо может быть участником лишь одного ООО, которое имеет одного участника. Это означает, что никакое юридическое лицо не может создать сеть 100%-ных «дочек» в форме ООО. На мой взгляд, это является определённым препятствием в создании холдинговых структур и организации управления в группе компаний.

Учреждение общества.

По российскому законодательству ООО имеет два учредительных документа: устав и учредительный договор. Большинство специалистов сходятся во мнении (и я его разделяю), что это крайне неудобно. Украинское законодательство в этом вопросе, на мой взгляд, более прогрессивное, хотя и здесь присутствуют определённые нестыковки. В ст. 4 ЗУ « О ХО», которая называется «Учредительные документы общества», говорится, что «… акционерное общество, общество с ограниченной и общество с дополнительной ответственностью создаются и действуют на основании учредительного договора и устава». Таким образом, можно предположить, что украинский законодатель отнёс учредительный договор к учредительным документам. Однако, ч. 2 ст. 142 ГК Украины гласит, что «… договор об учреждении общества с ограниченной ответственностью не является учредительным документом. Представление этого договора при государственной регистрации общества не обязательно». Аналогичный подход содержится и в ч. 1 ст. 82 ХК Украины, согласно которому «… учредительным документом акционерного общества, общества с ограниченной ответственностью и общества с дополнительной ответственностью является устав». Следовательно, логично допустить, что в ст. 4 ЗУ «О ХО» допущена терминологическая неточность и единственным учредительным документом ООО выступает устав. Что касается учредительного договора, то он фактически является договором о создании ООО и носит временный характер (можно провести аналогию с договором о создании АО в российском праве).

Согласно ч. 3 ст. 144 ГК Украины «… до момента государственной регистрации общества с ограниченной ответственностью его участники должны оплатить не менее пятидесяти процентов суммы своих вкладов». Т.е. наблюдается полная аналогия с российским законодательством. Однако, в абзаце 2 ст. 52 ЗУ «О ХО» говорится, что «… к моменту регистрации общества с ограниченной ответственностью каждый из участников обязан внести в уставный фонд не меньше 30 процентов указанного в учредительных документах вклада». Поскольку ГК Украины был принят 16.01.2003., а абзац 2 ст. 52 ЗУ «О ХО» существует в редакции Закона Украины от 21.09.2000., по-видимому, правильнее руководствоваться нормой ГК.

И ГК Украины, и ХК Украины, и ЗУ «О ХО» примерно одинаково (так же как и российское законодательство) трактуют вопрос о форме оплаты уставного капитала (фонда): деньги, ценные бумаги, земельные участки, другие вещи или имущественные либо иные отчуждаемые права, имеющие денежную оценку. Однако, при оплате уставного капитала денежными средствами возникает определённый юридический казус. В соответствии с абзацем 2 ст. 52 ЗУ «О ХО» внесение в уставный фонд денег подтверждается документами, выданными банковским учреждением. В то же время, согласно абзацу 1 ст. 8 ЗУ «О ХО» общество может открывать текущие и вкладные (депозитные) счета в банках только после его регистрации. При учреждении ООО «Укртранспневматика» решать вопрос о том, что раньше – курица или яйцо – нам пришлось, договариваясь с банком.

Общее собрание участников.

Высшим органом управления ООО как в России, так и в Украине является общее собрание его участников. Компетенция собрания в украинских ООО определяется ч. 4 ст. 145 ГК Украины, ст. 41 и ст. 59 ЗУ «О ХО». Принципиальным отличием от российских ООО является то, что к исключительной компетенции общего собрания участников украинских ООО относится решение в том числе следующих вопросов:

·        решение вопроса о приобретении обществом доли участника (п. 6 ч. 4 ст. 145 ГК и п. «б» ст. 59 ЗУ);

·        исключение участника из общества (п. 7 ч. 4 ст. 145 ГК и п. «в» ст. 59 ЗУ);

·        утверждение отчётов и выводов ревизионной комиссии (п. «д» ст. 41 ЗУ)

В отличие от российских ООО, где собрания созываются не реже одного раза в год (абзац 1 ст. 34 ФЗ «Об ООО»), в Украине собрания участников ООО созываются не реже двух раз в год, если иное не предусмотрено учредительными документами (абзац 1 ст. 61 ЗУ «О ХО»).

По вопросу о созыве внеочередных собраний участников в украинском законодательстве наблюдаются противоречия. Так, в соответствии с абзацем 4 ст. 61 ЗУ «О ХО» участники общества, владеющие в совокупности более чем 20% голосов, имеют право требовать созыва внеочередного собрания в любое время и по любому поводу, касающемуся деятельности общества. В то же время, согласно ч. 4 ст. 98 ГК Украины «… участники общества, владеющие не менее чем десятью процентами голосов, могут потребовать созыва общего собрания». Считаю, что в данном случае следует руководствоваться нормой ГК Украины, т.к. ГК вступил в действие позднее, чем ЗУ «О ХО». Напомню также, что в российских ООО правом требовать созыва внеочередного собрания обладают участники, владеющие 10% доли в уставном капитале (абзац 1 ч. 2 ст. 35 ФЗ «Об ООО»).

Согласно абзацу 5 ст. 61 ЗУ «О ХО» все сроки, связанные с созывом и подготовкой собрания, установлены императивно (уведомление – не менее чем за 30 дней, внесение дополнительных вопросов в повестку дня – не менее чем за 25 дней, ознакомление с документами – не менее чем за 7 дней). Считаю, что это крайне неудобно, особенно для ООО с небольшим количеством участников, поскольку теряется оперативность в решении вопросов. Российское законодательство в этой части более гибкое, поскольку диспозитивная норма ч. 4 ст. 36 ФЗ «Об ООО» предусматривает возможность уменьшения сроков подготовки собрания.

Количество голосов, принадлежащих участникам ООО, в украинском законодательстве также определено императивно. Так, в соответствии с абзацем 4 ст. 58 ЗУ «О ХО» все участники имеют количество голосов, пропорциональное размеру их долей в уставном фонде. Напомню, что соответствующая норма абзаца 5 ч. 1 ст. 32 ФЗ «Об ООО» –диспозитивная, что позволяет использовать в России различные «кривые» схемы, которые особенно распространены при построении холдинговых структур и организации управления в группе компаний.

Пожалуй, самым сложным и противоречивым в украинском законодательстве об ООО является вопрос об определении количества голосов, необходимых для принятия тех или иных решений на общем собрании участников. В российском законодательстве чётко определены пороговые значения для принятия тех или иных решений: 50%, 2/3 и 100% голосов от общего числа голосов участников ООО. Т.е. понятие кворума на собрании просто отсутствует, поскольку подсчёт ведётся от общего числа голосов. В дополнение к этому диспозитивная норма ч. 8 ст. 37 ФЗ «Об ООО» позволяет увеличить в уставе эти пороговые значения, но не позволяет их уменьшить.

Украинское законодательство, во-первых, вводит понятие кворума на общих собраниях участников. Согласно абзацу 1 ст. 60 ЗУ «О ХО» собрания участников считаются полномочными, если на них присутствуют участники (представители участников), владеющие в совокупности более чем 60% голосов. Одновременно с этим, абзацем 5 ст. 59 ЗУ «О ХО» предусмотрено, что по вопросам об определении основных направлений деятельности ООО, внесении изменений в его устав, а также при решении вопроса об исключении участника из общества решение считается принятым, если за него проголосовали участники, владеющие в совокупности более чем 50% общего количества голосов участников общества.

Представим себе две ситуации. Голосуется внесение изменений в устав. В первом случае на собрание пришли участники, обладающие в совокупности 57% голосов. «За» внесение изменений подано 52% голосов, «против» – 5% голосов. Во втором случае кворум – 97% голосов, «за» – те же 52% голосов, против – 45%. Если следовать букве закона, то в первом случае при 5% «против» решение не принято, а во втором случае при 45% «против» решение, тем не менее, принято. Формальная логика соблюдена, а логика корпоративного права явно хромает.

Ситуация ещё больше усложняется тем, что в соответствии с императивной нормой абзаца 6 ст. 59 ЗУ «О ХО» «… по остальным вопросам решения принимаются простым большинством голосов» (очевидно предполагается подсчёт голосов от числа присутствующих). Т.е. ни ст. 59, ни ст. 60 ЗУ «О ХО» не оперируют таким понятием, как «квалифицированное большинство голосов». В то же время в ст. 4 ЗУ «О ХО» говорится, что «… учредительные документы должны содержать сведения о … составе и компетенции органов общества и порядке принятия ими решений, включая перечень вопросов, по которым необходимо квалифицированное большинство голосов… Отсутствие указанных сведений в учредительных документах является основанием для отказа в государственной регистрации общества». Указание на необходимость принятия определённых решений квалифицированным большинством голосов присутствует также в нормативных актах, вступивших в силу после вступления в силу ЗУ «О ХО». Так, в соответствии с ч. 2 ст. 82 ХК Украины «… учредительные документы хозяйственного общества должны содержать сведения о … составе и компетенции органов общества и порядке принятия ими решений, включая перечень вопросов, по которым необходимо единогласие или квалифицированное большинство голосов». В ч. 2 ст. 98 ГК Украины говорится ещё более конкретно: «Решения общего собрания принимаются простым большинством от числа присутствующих участников, если иное не установлено учредительными документами или законом. Решения о внесении изменений в устав общества, отчуждении имущества общества на сумму, составляющую пятьдесят и более процентов имущества общества, и о ликвидации общества принимаются большинством не менее чем 3/4 голосов, если иное не установлено законом».

В заключение могу лишь сказать, что мы при подготовке учредительных документов ООО «Укртранспневматика» сочли необходимым признать приоритет Гражданского и Хозяйственного кодексов над Законом «О хозяйственных обществах». Учредительные документы были зарегистрированы без единого замечания со стороны регистрирующего органа. Хотя не факт, что юристы другого регистрирующего органа могут полностью и безоговорочно согласиться с подобным подходом. Ситуация спорная.

Другие органы общества.

Российское законодательство допускает формирование в ООО совета директоров (диспозитивная норма ч. 2 ст. 32 ФЗ «Об ООО»). В украинских ООО формирование совета директоров не предусмотрено ни ГК, ни ХК, ни ЗУ. Считаю, что это создаёт серьёзные проблемы в управлении обществом, поскольку все ключевые вопросы в такой ситуации относятся к компетенции общего собрания участников. Во-первых, при большом количестве участников не всегда можно собрать необходимый кворум (напоминаю, что формально количество участников ограничено ГК Украины, а фактически ЗУ «О ХО» такой границы не установил). Во-вторых, императивные нормы, регулирующие сроки созыва собрания, не позволяют быстро принять необходимые решения (например, при болезни или смерти директора, при попытке захвата бизнеса внешним агрессором и др.). Поэтому в сложной ситуации приходится использовать «кривые» способы решения проблем. А это не всегда удобно.

Как в российском, так и в украинском законодательстве предполагается формирование в ООО коллегиального (правление, дирекция) и единоличного (директор, генеральный директор) исполнительного органа. Формирование исполнительных органов осуществляется общим собранием участников, а действуют исполнительные органы в пределах полномочий, определённых уставом общества. Единственным принципиальным отличием является то, что в соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 40 ФЗ «Об ООО» без доверенности от имени общества может действовать только единоличный исполнительный орган. В то же время, в соответствии с абзацем 5 ст. 62 ЗУ «О ХО» «… Генеральный директор имеет право без доверенности выполнять действия от имени общества. Другие члены дирекции также могут быть наделены этим правом». Кроме этого, украинское законодательство не предусматривает возможность передачи функций единоличного исполнительного органа управляющему, как это предусмотрено диспозитивной нормой ст. 42 ФЗ «Об ООО».

И в российских, и в украинских ООО контроль за деятельностью исполнительных органов осуществляют ревизионная комиссия и независимый аудитор. Но если в соответствии с ч. 6 ст. 32 ФЗ «Об ООО» образование ревизионной комиссии является обязательным только в ООО, имеющих более 15 участников, то в соответствии со ст. 63 ЗУ «О ХО» образование ревизионной комиссии является обязательным для любого ООО, причём в соответствии с абзацем 4 вышеназванной статьи «… без вывода ревизионной комиссии собрание участников общества не имеет права утверждать баланс общества». Есть в этой статье и один «подводный камень». В соответствии с абзацем 1 «… контроль за деятельностью дирекции … осуществляется ревизионной комиссией, которая избирается собранием участников общества из их числа в количестве, предусмотренном учредительными документами, но не менее 3 человек. Члены дирекции не могут быть членами ревизионной комиссии». Как видим, норма императивная. А как быть, если участников всего двое и оба занимают руководящие должности?..

Уступка долей в уставном капитале.

Если руководствоваться нормами ст. 147 ГК Украины, то порядок уступки участником ООО своей доли в уставном капитале другим участникам, третьим лицам, преимущественное право других участников на приобретение доли, а также переход доли в порядке наследования или правопреемства совпадают с соответствующим порядком, предусмотренным ФЗ «Об ООО». Единственным отличием является то, что в ч. 4 ст. 21 ФЗ «Об ООО» присутствует диспозитивная норма, согласно которой «… уставом общества может быть предусмотрено преимущественное право общества на приобретение доли (части доли), продаваемой его участником, если другие участники общества не использовали своё преимущественное право покупки доли (части доли)». Украинское законодательство такой возможности не предусматривает.

В то же время, российским законодательством запрещено приобретение обществом своих долей на баланс, за исключением четырёх случаев, прямо предусмотренных частями 2, 3, 4 и 5 ст. 23 ФЗ «Об ООО». Украинское законодательство допускает возможность приобретения обществом своих долей у участников общества по решению общего собрания участников (п. 6 ч. 4 ст. 145 ГК Украины, абзац 4 ст. 53 и п. «б» ст. 59 ЗУ «О ХО»).

Следует отметить, что существует определённое противоречие в формулировках частей 1 и 2 ст. 147 ГК Украины и абзаца 1 ст. 53 ЗУ «О ХО» в части необходимости получения участником общества согласия остальных участников на уступку своей доли одному или нескольким участникам этого общества, либо третьим лицам. Считаю, что в данном случае следует подробно прописать этот процесс в уставе ООО и в конкретных ситуациях руководствоваться соответствующей статьёй устава.

Выход участника из общества. Исключение участника.

В украинских ООО, так же как и в российских, участник имеет право выйти из ООО и получить стоимость части имущества, пропорциональную его доле в уставном капитале ООО. Однако существуют некоторые различия в подходах. Согласно ч. 1 ст. 26 ФЗ «Об ООО» «… участник общества вправе в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников или общества». В соответствии с ч. 1 ст. 148 ГК Украины «… участник общества с ограниченной ответственностью имеет право выйти из общества, уведомив общество о своём выходе не позднее, чем за три месяца до выхода, если иной срок не установлен уставом».

В соответствии с российским законодательством выплата стоимости доли вышедшему участнику производится в течение шести месяцев с момента окончания финансового года, в течение которого подано заявление о выходе из общества, если меньший срок не предусмотрен уставом общества (ч. 3 ст. 26 ФЗ «Об ООО»). В соответствии с украинским законодательством выплата стоимости доли осуществляется после утверждения отчёта за год, в котором участник вышел из общества, и в срок до 12 месяцев со дня выхода (абзац 1 ст. 54 ЗУ «О ХО»).

В России и в Украине принципиально различаются механизмы исключения участника из общества. Так, в соответствии со ст. 10 ФЗ «Об ООО» участники общества, доли которых в совокупности составляют не менее чем 10% уставного капитала, вправе требовать в судебном порядке исключения из ООО участника, который грубо нарушает свои обязанности, либо своими действиями (бездействием) существенно затрудняет деятельность общества. Таким образом, можно, например, по решению суда исключить участника, владеющего контролирующим паем (более 50%), если он своей неявкой систематически срывает проведение общих собраний участников. В украинском ООО, с одной стороны, процедура проще – не нужно решения суда. С другой стороны, для принятия решения на общем собрании надо набрать свыше 50% общего количества голосов участников общества (ст. 64 ЗУ «О ХО»). Получается, что на владельца контролирующего пая управы нет…

Несколько последних замечаний.

Приведённый анализ показывает, что в украинском законодательстве об обществах с ограниченной ответственностью есть как свои преимущества, так и недостатки по сравнению с российским законодательством. Гражданский и Хозяйственный кодексы Украины вступили в силу с 1 января 2004 года – через 9 лет после вступления в силу Гражданского кодекса Российской Федерации. Они вобрали в себя значительный опыт, накопленный государством за 12 лет рыночных реформ. Документы получились удобными для работы и не содержащими внутренних противоречий.

В то же время, Закон Украины «О хозяйственных обществах» вышел в свет в 1991 году – за 4 года до появления Закона РФ «Об акционерных обществах» и за 7 лет до появления Закона РФ «Об обществах с ограниченной ответственностью». За истекший период в него 22 раза вносились изменения и дополнения. Документ получился достаточно эклектичным, противоречивым и не всегда удобным для работы, тем более что он охватывает регулирование всех видов хозяйственных обществ. Наиболее важные и часто встречающиеся в экономической жизни виды (акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью) прописаны в законе недостаточно детально.

Тем не менее, следует отметить, что, несмотря на имеющиеся отдельные недостатки, законодательство Украины об обществах с ограниченной ответственностью охватывает все важнейшие стороны функционирования этой организационно-правовой формы. Наличие же в трёх вышеназванных законах нескольких десятков диспозитивных норм, касающихся ООО, позволяет субъектам правоотношений выбирать самые разнообразные варианты поведения. Здесь скрыты возможности как для развития обществ с ограниченной ответственностью в направлении, необходимом участникам отношений, так и для обеспечения их корпоративной безопасности. Но это уже тема для отдельного исследования.



Веруться в раздел "Публикации"
Перейти в разделы "Корпоративное управление"
                           "Украинский проект"

© Консалтинговая фирма "Колтунов и партнеры"
www.NNOV.ru - Сайт для нижегородцев
Изготовление сайта: Николай Пестов