Юридические услуги бизнесу Колтунов и партнеры, Консалтинг, Юридические услуги бизнесу, Лингвистические экспертизы, Образовательная деятельность, Корпоративное управление, Green City, Нижний Новгород Консалтинговая фирма "Колтунов и партнеры" Образовательная деятельность Корпоративное управление Лингвистические экспертизы
НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ
 Главная страница
 Корпоративное управление
 Лингвистические экспертизы
 Юридические услуги бизнесу
 Бизнес-образование
Программы курсов
 Белорусский проект
 Украинский проект
 Публикации
 Судебные речи
 Наши клиенты
 Наши партнеры
 Учредители фирмы
 Наши ссылки
НАШИ НОВОСТИ
 · Семинар для судей Кыргызской республики и проект «Содействие стабильности и миру в Центральной Азии»

 · Курс «Корпоративное управление» для собственников бизнеса и ТОП-менеджеров Группы компаний «Нефтегазмаш»

 · Курс «Корпоративное управление» и спецкурс «Корпоративные конфликты и безопасность бизнеса» в Бизнес-школе НИУ ВШЭ

 · Победа на Конкурсе СМИ на лучшее освещение темы межнациональных и этноконфессиональных отношений

 · Рейдерская атака и корпоративный шантаж: пресс-конференция в АО «АВИАБОР»

ПОИСК ПО САЙТУ

НАШИ КООРДИНАТЫ
• 603903, г. Нижний Новгород,
   КП Зелёный город,
   ДНП «Берёзовая роща 2»,
   дом 38 А.

• Коодинаты GPS
   N56.190435
   E44.101964

Схема проезда

• Тел/факс (831) 422-45-45

• Мобильные телефоны:

   управляющий партнёр
   + 7 9 200 300 703 (Viber; WhatsApp)
   + 7 910 398 20 25

   главный лингвист-эксперт
   + 7 903 846 64 40

    в Москве
   +7 985 976 46 74

   за пределами России
   + 3 725 958 92 08



• Skype: Игорь Владимирович
    Колтунов
    koltunov-nn
 

Лингвистическая экспертиза на защите бизнеса



Елизавета КОЛТУНОВА,
главный лингвист-эксперт Консалтинговой фирмы «Колтунов и партнеры»,
к.ф.н., доцент ННГУ им. Н.И.Лобачевского,
член Гильдии лингвистов-экспертов
по документационным и информационным спорам.


(опубликовано в Нижегородском деловом журнале «Деловая неделя», 2006, № 23)


Острое словцо, запущенное в СМИ в адрес конкурента, спорная фраза в договоре или вольная трактовка чиновником положений нормативного акта грозят нанести бизнесу чувствительный удар. Как избежать подобных рисков? На помощь «утопающим» в пучинах великого и могучего русского языка приходит лингвистическая экспертиза.

Лингвистическая экспертиза – специфическая услуга, которая пока не очень востребована, хотя в последнее время спрос на нее растет. Многие представители деловых кругов, похоже, просто не знают о существовании такой возможности. А большинство предпринимателей прибегают к данной услуге в режиме «скорой помощи», в то время как превентивное обращение к экспертам позволило бы избежать многих «подводных камней» при ведении бизнеса. В каких случаях проводится лингвистическая экспертиза?

Борьба с подтекстом

Ни для кого не секрет, что очень часто конкуренты сводят счеты с более успешными игроками на рынке с помощью печатного слова. Экспертиза спорных текстов требуется в связи с гражданскими исками о защите чести, достоинства и деловой репутации, в частности, приходится анализировать публикации и выступления в СМИ. Проведение лингвистических экспертиз также бывает необходимым в связи с уголовными исками об оскорблении и клевете.

Порой люди обращаются за лингвистической экспертизой с целью спасти свой бизнес, а приходится защищать их деловую репутацию. Например, в ряде нижегородских газет появилась нелицеприятная публикация, посвященная одному из местных оздоровительных центров. Хозяйка заведения оказалась в ужасной ситуации. Во-первых, поток клиентов значительно уменьшился. Во-вторых, статья больно ударила по ее детям. Предпринимательнице стали звонить родители одноклассников с просьбой перевести ее ребятишек из школы, мотивируя просьбы тем, что они не хотят, чтобы их дети как-то соприкасались с ее «сомнительным бизнесом». Таким образом, проблемы, связанные с бизнесом, порой рикошетом ударяют по жизни предпринимателя, в том числе по его родным и близким.

Многие журналисты мастерски владеют словом, иногда сразу и не поймешь, почему после прочтения текста остается неприятный осадок и отчетливое ощущение оскорбления: вроде бы все слова корректные, но между строк звучит издевка. Дело в том, что сведения, содержащиеся в тексте, могут быть выражены как прямо, так и опосредованно. Когда применяется открытая словесная форма, доказать наличие оскорбительной информации легче всего – нужно только отметить, использованы оскорбительные выражения или нет. Сложнее, когда сведения содержатся не в тексте, а в  подтексте, который легко извлекается, понимается и оценивается читателем.

Однажды ко мне обратились представители Юридического центра «Практика». Они привезли на экспертизу ряд статей, в которых их компанию выставили в неблаговидном свете. Это была неприкрытая атака конкурентов, которые использовали СМИ, чтобы устранить соперников. Причем «выстрелило» сразу несколько публикаций. В целом, ни одного плохого, бранного слова написано не было, но после прочитанного оставалось стойкое впечатление, что фирму пора закрывать. К примеру, пишут: «...  представитель «Практики» ...направляется  в кабинет одного из заместителей председателя суда..., а через минуту в кабинет зама семенит судья, которой предстоит рассматривать иск...» В результате «Практика» выигрывает дело. Какое значение вкладывают авторы в приведенное предложение? Речь явно идет о том, что событие произошло до начала судебного заседания. Что же такого произошло в кабинете судьи и почему «Практика» выиграла дело, предстоит домысливать читателям.

Для того чтобы спасти репутацию какой-либо фирмы, приходится вникать буквально в каждое слово, анализировать причинно-следственные связи. Такая  работа отнимает много времени и сил. Только на составление основного документа приходится потратить недели две, в общей сложности заключение эксперта занимает от 5 до 20 страниц.

Кстати, лингвистическая экспертиза касается не только анализа напечатанного текста, но и телепередач, интернет-публикаций.

Всего одна фраза…

Нередко лингвистам-экспертам приходится заниматься толкованием разделов текстов, предложений, отдельных слов и словосочетаний в связи с арбитражными исками, в том числе, когда речь идет о трактовке отдельных положений законодательства, спорных положений коммерческих и некоммерческих договоров. В подобных случаях лингвистическая экспертиза позволяет определить, какие варианты понимания спорных положений в принципе возможны с точки зрения современного русского литературного языка и какие из возможных вариантов наиболее вероятны.

В договорах между партнерами по бизнесу иногда проскальзывают фразы, которые можно истолковывать по-разному. Например, у директора одной из телепрограмм возникли проблемы с партнером проекта в части трактовки понятия «спонсорское участие». По мнению партнера, телеведущая должна была в течение выхода в эфир программы периодически говорить о том, что спонсором является его фирма. А представители творческого объединения понятие спонсорства трактовали шире и во всех своих программах просто «выражали особую благодарность» данной фирме и лично определенному сотруднику компании. Партнер программы счел, что раз слово «спонсор» при упоминании его фирмы отсутствовало, значит, пункт договора не выполнен, хотя в документе эти нюансы не были прописаны. В результате проведенного анализа было установлено, что понятие спонсорства представители творческого объединения трактовали верно, с точки зрения норм современного русского литературного языка.

Существует множество неграмотно составленных договоров, документов с обтекаемыми фразами, способными впоследствии причинить массу неприятностей. Как правило, чиновники, юристы, представители судебных и правоохранительных органов, к сожалению, не слишком хорошо разбираются в тонкостях русского языка. Для них русский – родной язык, они его носители, и поэтому им кажется, что они прекрасно им владеют.

Не так давно довелось проводить анализ одного договора купли-продажи. Женщина  продавала земельный участок и дом. Покупатель пообещал часть денег заплатить до подписания договора, вторую часть – после. А в документе, который он составил, было написано: «Указанные жилой дом и земельный участок оцениваются по обоюдному соглашению сторон и продаются за 520 000 рублей, жилой дом – 500 000 рублей, земельный участок – 20 000 рублей, расчёт которых произведён до подписания настоящего договора». Аванс продавцу был заплачен, а вторую половину суммы покупатель решил не отдавать, ссылаясь на строку договора: «… расчет которых произведен до подписания настоящего договора». С точки зрения нормативного русского языка эта фраза трактуется иначе. «Расчет» - существительное многозначное – это может быть, например, расчет траектории, сложные вычисления и т.д.  В исследованном предложении слово «расчёт» не может быть употреблено в значении «расчёт денежными средствами», так как в этом случае за словом «расчёт» следовал бы предлог «за» и винительный падеж слова «который», то есть в указанном значении следовало бы написать «расчёт за которые произведён до подписания настоящего договора». Вот тогда из этой фразы вытекало бы, что покупатель все деньги уже отдал продавцу. А в существующем варианте суть фразы сводится к тому, что покупатель просто рассчитал (определил) стоимость имущества. Тем не менее, дело в суде тянулось два года. Женщина потратила массу нервов и средств на оплату судебных расходов. И все из-за одной фразы.

Субъективное истолкование представителями различных ведомств и органов власти отдельных расплывчатых пунктов законодательных актов стало уже притчей во языцех. Например, два года назад ко мне обратились представители Группы компаний «ТЭЛМА», которая судилась с налоговой инспекцией по поводу трактовки налогового законодательства. Речь шла о том, что именно следует относить к командировочным расходам. В налоговом законодательстве перечень возможных затрат был перечислен по пунктам и затем добавлена фраза: «… и прочие расходы, связанные с производством и (или) реализацией». Это дополнение и стало камнем преткновения. Представители налоговых органов посчитали, что перечень затрат, обозначенный пунктами данной статьи, является исчерпывающим. Руководство фирмы, напротив, решило, что фраза «прочие расходы» официально дает им возможность расширить список командировочных затрат. Лингвистическая экспертиза была призвана помочь компании доказать в суде свою правоту.

Сегодня многие стали осознавать, что правильно составленный договор и заблаговременное проведение анализа каких-то неясных законодательных моментов являются защитой бизнеса. В частности, в рамках реформы железнодорожной отрасли, когда происходило акционирование Горьковской железной дороги, представители ГЖД обратились ко мне с просьбой разъяснить термин «разгосударствление». Это было необходимо для грамотного осуществления приватизации госимущества.

Безусловно, каждой компании нет смысла держать в штате лингвиста-эксперта. Но когда фирма заключает серьезный договор, готовится к крупной сделке, целесообразно заранее обратиться к услугам подобного специалиста.

О бренде и рекламе

Лингвистическая экспертиза часто требуется и для исследования товарных знаков, рекламных девизов на предмет их соответствия нормам современного русского литературного языка или их подобия другим коммерческим наименованиям.

К сожалению, бизнесмены редко обращаются с просьбами проанализировать, насколько корректна их реклама. Вопросов не возникает до тех пор, пока не появляются претензии со стороны антимонопольного ведомства. Как ни странно, за экспертизой обращаются именно представители Управления Федеральной антимонопольной службы по Нижегородской области, следящие за «чистотой» рекламного рынка. Например, один банк заявил, что по определенным параметрам он занимает лидирующее положение на рынке. УФАС предъявило банку претензии по поводу того, что на самом деле организация занимает на рынке лишь 3-4-ю позиции, тогда как лидером является обладатель первого места. Представители антимонопольного ведомства в данном случае были абсолютно правы, а банк понятие «лидер» трактовал в более широком разговорном значении. В общем, когда предприятие планирует крупную рекламную кампанию, есть смысл заранее заказать лингвистическую экспертизу для исследования слоганов, девизов и отдельных публикаций, подготовленных для СМИ, чтобы избежать возможных проблем в будущем.

Порой приходится проводить лингвистическую экспертизу и в области брендинга. Бренд – это важная составляющая любого бизнеса. Создание и раскрутка торговой марки,  завоевание доверия клиентов требует колоссальной работы и финансовых затрат. Нередко бывает, что фирма добилась лояльности потребителей, и вдруг на рынке неожиданно появляется аналогичная торговая марка, и все труды могут пойти прахом. Например, в Дзержинске была создана фирма «Калейдоскоп», а вслед появились компании «Кросс-Калейдоскоп» и «Калейдоскоп-мини». В итоге пришлось разбираться, насколько разные эти фирмы и насколько идентичны их названия. И таких случаев, к сожалению, возникает масса.

Что значит имя?

Лингвистическая экспертиза решает также вопросы анализа антропонимов (имен, отчеств и фамилий). Подобные заявки поступают, в частности, при возникновении проблем с наследованием. Наш язык меняется. Например, до конца XIX века мы «окали»  и  писали, допустим, Онохин вместо Анохин. В итоге бабушки-дедушки могут иметь фамилию, начинающуюся на «о», а внуки – на «а». Иногда одна буква мешает получить человеку наследство. Чтобы доказать свое родство, наследник собирает документы, приносит выписки из церковно-приходских книг, всевозможные бумаги, касающиеся его родни. После изучения этих документов делается вывод о том, что в данной фамилии отражается явление начала и середины ХХ века – «аканье». Вот таким образом наша разговорная речь отразилась на письме.

О лингвистах, юристах и экспертах

Согласно действующему законодательству ходатайствовать о проведении лингвистической экспертизы может любой человек. Но, в первую очередь, эксперту необходимо основание для проведения экспертизы – официальный запрос от заказчика услуги, а лучше официальное постановление (суда, следователей прокуратуры, УВД и т.д.). В процессе судебного разбирательства к подобным документам относятся очень серьезно: ведь эксперт ставит свою подпись под словами, что он предупрежден об уголовной ответственности за дачу ложного заключения. Именно поэтому грамотно составленная лингвистическая экспертиза должна после каждого анализируемого слова или фразы содержать ссылки на соответствующие источники, словари. Просто так, субъективно, профессионал ничего не трактует. Кроме того, правильно оформленный отчет должен содержать: основание для проведения экспертизы, сведения об эксперте, место и время проведения исследования, материалы и методику осуществления анализа, поставленные перед специалистом вопросы.

Тем не менее, мне доводилось видеть так называемые «экспертные заключения», оформленные в «вольном стиле», в которых без каких-либо ссылок на нормативную лингвистическую базу написано, как следует трактовать тот или иной текст, фразу, предложение.

Проблема в том, что закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» позволяет проводить лингвистическую экспертизу практически любому гражданину, имеющему диплом о высшем профессиональном образовании соответствующего образца. Лингвистом-экспертом может называть себя и недавний студент, и школьный учитель. Вопрос в том, насколько качественное экспертное заключение сможет выдать подобный специалист. Во время проведения лингвистической экспертизы рассматриваются все уровни языка – не только значение слова в контексте фразы, но и синтаксис, и морфология,  и пунктуация – важно все. Глубокое знание русского языка не приходит сразу.

Чтобы хоть как-то скорректировать отсутствие законодательных ограничений, в 2001 г. в Москве известными российскими специалистами в области лингвистики и права была учреждена Гильдия лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам – ГЛЭДИС, которая открывает доступ в свои ряды специалистам определенного уровня. При этом ученая степень не является определяющим фактором, говорящим о качестве работы специалиста. Экспертом может быть далеко не каждый. Помимо наработанного опыта и глубоких знаний в разных разделах языкознания необходимо иметь особое лингвистическое чутье – дар сродни музыкальному слуху. Ведь зачастую приходится анализировать не только собственно слова, но и подтекст, а это виртуозная интеллектуальная работа. И чем глубже проникаешь в текст, тем больше появляется возможностей, чтобы раскрыть его «сердцевину» и извлечь на свет то, что было спрятано между строк.


Подготовила журналист Анна Глуховская


Вернуться в раздел "Публикации"
Перейти в раздел "Лингвистические экспертизы"


© Консалтинговая фирма "Колтунов и партнеры"
www.NNOV.ru - Сайт для нижегородцев
Изготовление сайта: Николай Пестов