Юридические услуги бизнесу Колтунов и партнеры, Консалтинг, Юридические услуги бизнесу, Лингвистические экспертизы, Образовательная деятельность, Корпоративное управление, Green City, Нижний Новгород Консалтинговая фирма "Колтунов и партнеры" Образовательная деятельность Корпоративное управление Лингвистические экспертизы
НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ
 Главная страница
 Корпоративное управление
 Лингвистические экспертизы
 Юридические услуги бизнесу
 Бизнес-образование
Программы курсов
 Белорусский проект
 Украинский проект
 Публикации
 Судебные речи
 Наши клиенты
 Наши партнеры
 Учредители фирмы
 Наши ссылки
НАШИ НОВОСТИ
 · Семинар для судей Кыргызской республики и проект «Содействие стабильности и миру в Центральной Азии»

 · Курс «Корпоративное управление» для собственников бизнеса и ТОП-менеджеров Группы компаний «Нефтегазмаш»

 · Курс «Корпоративное управление» и спецкурс «Корпоративные конфликты и безопасность бизнеса» в Бизнес-школе НИУ ВШЭ

 · Победа на Конкурсе СМИ на лучшее освещение темы межнациональных и этноконфессиональных отношений

 · Рейдерская атака и корпоративный шантаж: пресс-конференция в АО «АВИАБОР»

ПОИСК ПО САЙТУ

НАШИ КООРДИНАТЫ
• 603903, г. Нижний Новгород,
   КП Зелёный город,
   ДНП «Берёзовая роща 2»,
   дом 38 А.

• Коодинаты GPS
   N56.190435
   E44.101964

Схема проезда

• Тел/факс (831) 422-45-45

• Мобильные телефоны:

   управляющий партнёр
   + 7 9 200 300 703 (Viber; WhatsApp)
   + 7 910 398 20 25

   главный лингвист-эксперт
   + 7 903 846 64 40

    в Москве
   +7 985 976 46 74

   за пределами России
   + 3 725 958 92 08



• Skype: Игорь Владимирович
    Колтунов
    koltunov-nn
 

Корпоративное управление: новая идеология



Игорь Колтунов,
кандидат экономических наук, доцент

  

(опубликовано в Журнале для бизнесменов «Деловая неделя», 2001, № 11)

 7 августа 2001 года Президент РФ В.В.Путин подписал Федеральный закон № 120-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» (далее – Закон). Если прежние изменения Закона, принятого ещё 26 декабря 1995 года, носили в основном косметический характер, то изменения, вносимые данным законом, в ряде случаев меняют саму идеологию корпоративного управления.

Остановимся на некоторых наиболее принципиальных новациях, появившихся в новой редакции статей.

Старая редакция Закона предполагала, что к моменту государственной регистрации АО учредителями должно быть оплачено не менее 50% уставного капитала. Теперь не менее 50% акций общества, распределённых при его учреждении, должно быть оплачено в течение трёх месяцев с момента государственной регистрации общества. Но при этом до оплаты 50% акций общество не вправе совершать сделки, не связанные с его учреждением. Это означает, что учредители получают для себя более мягкий режим: они могут заниматься всем комплексом вопросов, связанных с созданием АО (изготавливать печати, штампы и бланки, вставать на учёт в контролирующих органах, готовить эмиссионные документы и регистрировать первичную эмиссию акций и др.) и параллельно постепенно оплачивать свои взносы в уставный капитал.

Гораздо более детально в новой редакции Закона прописана реализация преимущественных прав в закрытом акционерном обществе (пропорциональность в приобретении акций, порядок извещения, сроки действия преимущественного права, обжалование в судебном порядке нарушения прав, уступка прав и др.). «Коридор вольностей» при продаже акций ЗАО намного сузился, однако возможности обхода существующих запретов остались и об этом уже не раз писали юристы.

Необходимость уведомления кредиторов при реорганизации АО существовала и раньше, однако осуществление этой обязанности фактически оставалось на совести руководителей реорганизуемого АО. Теперь обойти эту норму будет невозможно, поскольку в соответствии с новой редакцией Закона государственная регистрация обществ, созданных в результате реорганизации, и внесение записей о прекращении деятельности реорганизованных обществ осуществляются при наличии доказательств уведомления кредиторов.

В старой редакции Закона акционерное общество могло преобразоваться только в иную форму коммерческой организации (в общество с ограниченной ответственностью или в производственный кооператив). В новой редакции возможности АО по реорганизации расширяются: общество по единогласному решению всех акционеров вправе преобразоваться в некоммерческое партнёрство.

Все акционеры уже давно привыкли к тому, что количество акций в АО и у каждого конкретного акционера может быть только целым. Однако это создавало ряд неудобств при осуществлении преимущественного права на приобретение акций, продаваемых акционером ЗАО, при осуществлении преимущественного права на приобретение дополнительных акций, а также при консолидации акций: если образовывалось нецелое количество акций, их приходилось выкупать, а затем менять размер уставного капитала (а это длительная процедура, связанная с созывом и проведением общего собрания акционеров, внесением изменений в эмиссионные документы и т.д.). Теперь закон предусматривает возможность наличия частей акций  (дробных акций), которые обращаются наравне с целыми акциями.

Можно привести немало случаев, когда возникали разногласия по вопросу о том, можно ли продавать акции, находящиеся на балансе общества, по договорной (рыночной) цене. Так, например, некоторые сотрудники Приволжского РО ФКЦБ считали, что акции, поступившие на баланс общества, размещёнными не являются и поэтому в соответствии со ст. 36 Закона могут продаваться по цене не ниже 90% от их номинальной стоимости. Ряд специалистов, в т.ч. и автор данной статьи, с этим не соглашались, мотивируя это тем, что в соответствии со ст.2 ФЗ «О рынке ценных бумаг» под размещением эмиссионных ценных бумаг понимается отчуждение эмиссионных ценных бумаг эмитентом первым владельцам путем заключения гражданско-правовых сделок. Законодатели наконец поставили точку в данном споре: теперь в соответствии со ст. 27 Закона «…Приобретённые и выкупленные обществом акции …являются размещёнными до их погашения». Это означает, что выкупленные и находящиеся на балансе общества акции совет директоров может продать новым  владельцам  по  курсу  (по рыночной или договорной цене).

Гораздо более жёсткими стали требования по процедуре принятия решения об увеличении уставного капитала общества. Раньше решение об увеличении уставного капитала общества путём увеличения номинальной стоимости акций мог принимать совет директоров, если в соответствии с уставом АО или решением собрания акционеров такое право ему было предоставлено. Теперь такое решение может принимать только общее собрание акционеров. Что касается увеличения уставного капитала путём размещения дополнительных акций, то право принятия такого решения у совета директоров сохранилось. Но, во-первых, это право ему может быть предоставлено только уставом АО (раньше – и решением общего собрания акционеров в т.ч.), во-вторых, теперь это решение должно приниматься всеми членами совета директоров единогласно.

Возможность конвертации ценных бумаг одного вида в ценные бумаги другого вида была заложена ещё в первой редакции Закона. Исходя из мировой практики, логики Закона и буквы его отдельных статей предполагалось, что в определённых случаях будет возможна конвертация облигаций и привилегированных акций в акции обыкновенные. Отдельные статьи ФЗ «О рынке ценных бумаг» также в неявной форме налагали запрет на конвертацию обыкновенных акций в иные виды ценных бумаг (в т.ч. в акции привилегированные). Тем не менее существовали некие обходные пути (автор данной статьи ими тоже пользовался), позволявшие без нарушения законодательства конвертировать обыкновенные акции, например, в привилегированные. Это был один из незатратных вариантов выведения из участия в управлении АО мелких акционеров и консолидации голосов в руках акционеров крупных. Новая редакция Закона положила конец этой вольнице: в соответствии со ст. 31 «…конвертация обыкновенных акций в привилегированные акции, облигации и иные ценные бумаги не допускается». Намного более конкретно теперь прописаны в Законе условия конвертации ценных бумаг, а также условия накопления и выплаты дивидендов по кумулятивным привилегированным акциям.

Много споров при трактовке старой редакции Закона вызывал вопрос о том, в каком случае при невыплате дивидендов по привилегированным акциям их владельцы получают право голоса. Часть специалистов утверждала, что при невыплате дивидендов по причинам, оговоренным в Законе (отсутствует прибыль, присутствуют или могут появиться признаки банкротства, стоимость чистых активов меньше уставного капитала и резервного фонда и др.), владельцы привилегированных акций права голоса не получают. Другие утверждали, что при любой невыплате дивидендов по привилегированным акциям последние становятся голосующими. Новая редакция Закона разрешила эту конфликтную ситуацию: в ст. 32, п. 5 говорится: «…Акционеры – владельцы привилегированных акций определённого типа …имеют право участвовать в общем собрании акционеров с правом голоса…, начиная с собрания, следующего за годовым общим собранием акционеров, на котором независимо от причин не было принято решение о выплате дивидендов…».

Новой редакцией Закона предусмотрены более жёсткие условия оплаты акций и иных эмиссионных ценных бумаг при их размещении. Во-первых, теперь дополнительные акции и другие эмиссионные ЦБ, размещаемые путём подписки, размещаются при условии их полной оплаты (раньше дополнительные акции при их оплате денежными средствами оплачивались при их приобретении в размере не менее 25%). Во-вторых, оплата иных эмиссионных ЦБ, кроме акций, теперь может осуществляться только деньгами (раньше допускалась оплата иных ЦБ неденежными средствами). В-третьих, при оплате акций неденежными средствами для определения рыночной стоимости такого имущества должен привлекаться независимый оценщик (раньше привлечение оценщика было обязательным только в том случае, если номинальная стоимость приобретаемых ЦБ превышала 200 МРОТ).

Требования по созданию резервного фонда АО стали более либеральными: в старой редакции Закона предусматривалось создание такого фонда в размере не менее 15% от уставного капитала, в новой редакции – не менее 5%.

Закон позволяет теперь учредителям размещать акции при создании АО с эмиссионным доходом. Это означает, что на старте при необходимости можно обеспечить акционерному обществу значительный размер чистых активов, не «раздувая» при этом величину уставного капитала. Раньше оплата акций АО при его учреждении производилась учредителями по номинальной стоимости, а эмиссионный доход можно было получить только при размещении дополнительных ЦБ. Одновременно установлено ограничение размера вознаграждения посредника, участвующего в размещении дополнительных акций АО посредством подписки: оно не должно превышать 10% цены размещения акций.

Большое количество новых норм, появившихся в Законе, направлено на защиту интересов акционеров, в том числе на сохранение сложившегося статус-кво в структуре акционерного капитала. Первая редакция Закона давала возможность в открытом АО размещать дополнительные акции по закрытой подписке даже решением совета директоров, а при принятии решения на собрании акционеров – простым большинством голосов. Это позволяло держателям контрольного пакета акций увеличивать свою долю участия в капитале АО независимо от воли других акционеров, причём очень часто по смешным ценам, т.е. с минимальными затратами. С выходом в свет в 1999 году ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» решение о размещении посредством закрытой подписки акций и ценных бумаг, конвертируемых в акции, стало возможным принимать только общим собранием акционеров двумя третями голосов. Новая редакция Закона для принятия этого решения требует уже 75% голосов акционеров, принимавших участие в собрании. Кроме того, размещение посредством открытой подписки обыкновенных акций, составляющих более 25% ранее размещённых обыкновенных акций, также осуществляется только по решению общего собрания большинством в 75% голосов. Если в старой редакции Закона преимущественное право акционеров на приобретение дополнительных акций в случае размещения их по открытой подписке возникало только в том случае, если это было предусмотрено в уставе, то в новой редакции Закона эта норма носит императивный характер.

Появились новации и по вопросу выплаты дивидендов. Если раньше существовала возможность выплаты промежуточных (квартальных и полугодовых) дивидендов, причём решение об их выплате принималось советом директоров, то теперь общество вправе принимать решение о выплате дивидендов только один раз в год по решению общего собрания акционеров. Если уставом общества или решением общего собрания акционеров дата выплаты годовых дивидендов не определена, то теперь установлен предельный срок их выплаты – 60 дней со дня принятия решения.

Защите интересов акционеров посвящена и новация о порядке ведения реестра. Так статьёй 8 ФЗ «О рынке ценных бумаг», принятого в 1996 году, было предусмотрено, что в случае, если число владельцев ЦБ превышает 500, держателем реестра должна быть независимая специализированная организация, являющаяся профессиональным участником РЦБ. В 1998 году Постановлением ФКЦБ утверждается Положение о лицензировании деятельности по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг. В пункте 2.7. Положения вводится новая норма, согласно которой «…эмитент, осуществляющий ведение реестра именных ценных бумаг самостоятельно, в случае, если число зарегистрированных лиц более 50, должен иметь в штате не менее одного специалиста, удовлетворяющего квалификационным требованиям по данному виду профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг…». И, наконец, в новой редакции Закона в статье 44 содержится требование, согласно которому «…в обществе с числом акционеров более 50 держателем реестра акционеров общества должен быть регистратор». Все эти новации обусловлены тем, что история корпоративного предпринимательства России знает немало примеров, когда исполнительные органы АО, в которых реестры велись самостоятельно, препятствовали акционерам в получении выписок из реестра и внесении в него записей о новых собственниках, чтобы помешать скупке акций и сохранить административный контроль над фирмой.

В новой редакции ст. 48, посвящённой компетенции общего собрания акционеров, присутствует много уточнённых формулировок, однако остановиться я бы хотел лишь на трёх, но принципиальных моментах. Во-первых, общее собрание акционеров теперь не имеет права принимать решение о неприменении преимущественного права акционера на приобретение акций общества или ценных бумаг, конвертируемых в акции. Выше я уже говорил о том, что это право теперь предоставлено акционеру законом и норма носит императивный характер. Во-вторых, расширяется перечень вопросов, принимаемых на собрании квалифицированным большинством (75%) голосов. Теперь к ним относится также принятие решения о приобретении обществом размещённых акций. В-третьих, если раньше собрание принимало решение о заключении сделок с заинтересованностью и о совершении крупных сделок, то теперь оно принимает решение об одобрении сделок с заинтересованностью и крупных сделок. Таким образом, принятие решения по данным вопросам приобретает форму ратификации договора.

В старой редакции Закона механизм созыва и проведения общего собрания акционеров был описан достаточно схематично. Возникало много вопросов по процедуре. Большинство АО разрешало эту ситуацию, принимая собственный внутренний документ – Положение об общем собрании акционеров. В новой редакции Закона этот недостаток устранён:

  • уточнён порядок составления списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров;
  • установлены предельные минимальные сроки оповещения акционеров;
  • увеличено количество способов уведомления акционеров;
  • подробнее расшифрован порядок подготовки и предоставления акционерам информации (материалов) к собранию;
  • уточнён механизм внесения акционерами предложений и выдвижения кандидатов на выборные должности как для годового, так и для внеочередного собраний акционеров;
  • подробно прописан механизм созыва внеочередного общего собрания акционеров;
  • уточнён механизм формирования и функционирования счётной комиссии, а также передачи её функций специализированному регистратору;
  • более детальным стал механизм определения кворума на собрании, в том числе по вопросам, голосование по которым осуществляется разным составом голосующих;
  • подробнее описан бюллетень для голосования, а также способы его доставки акционерам, механизм подсчёта голосов и составление протокола.

Очень серьёзным, на наш взгляд, изменением в Законе является то, что из компетенции совета директоров исключёно принятие решения об участии общества в других организациях. Таким образом, покупка акций АО и долей участия ООО, внесение имущества в уставные капиталы других фирм теперь рассматриваются как обычные хозяйственные сделки, которые советом директоров не санкционируются. Следовательно, исполнительный орган АО (директор, генеральный директор) в пределах крупности сделки (т.е. до 25% балансовой стоимости активов общества) может единолично принять такое решение. На практике это означает, что у высшего менеджмента АО появляется реальная возможность выводить наиболее ликвидное имущество в подставные фирмы. И если раньше такими операциями повсеместно занимались советы директоров, которые худо-бедно представляли интересы наиболее крупных групп акционеров, то теперь это отдано на откуп наёмному руководству акционерных обществ. Раньше при помощи подобных реструктуризаций «кидали» мелких, разрозненных акционеров, происходила концентрация собственности в руках крупного капитала. Теперь изменение нормы в Законе создаёт условия для перераспределения собственности в пользу высшего менеджмента АО, а это, с учётом сложившихся реалий, веса и возможностей крупных собственников, едва ли пройдёт мирно…

В новой редакции Закона значительно ужесточаются требования по представительству групп акционеров в советах директоров. Во-первых, теперь членом совета директоров может быть только физическое лицо. Раньше нередко в советы избирались юридические лица. Наиболее распространено это было в практике государственных органов – комитетов по управлению имуществом и фондов имущества. У нас в Нижегородской области при избрании советов директоров АО с госпакетом акций как правило в бюллетенях значилось: «представитель ФИНО». Затем на заседания совета приходил тот или иной сотрудник Фонда имущества с доверенностью, подписанной Председателем Фонда. Теперь, когда придётся выдвигать конкретного человека, ответственность за такое выдвижение возрастает, а возможности для манёвра снижаются. Во-вторых, согласно старой редакции Закона члены коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции) не могли составлять более 50% состава совета, в новой редакции – не более 25%. На вооружение взята американская практика формирования советов, стремление максимально разделить законодательную и исполнительную власть в АО. По-видимому, это правильно, так как способствует усилению контроля советов над менеджментом. К сожалению, существует достаточно простой способ обхода этой нормы, который существовал при старой редакции Закона и сохранился при новой… В-третьих, раньше не допускалась передача права голоса членом совета только другому члену совета. Теперь запрещена передача права голоса любому иному лицу. Введение этой нормы положит конец порочной практике, когда в советах директоров числились одни руководители (первые лица фирм-акционеров), а реально участвовали в работах советов их заместители, руководители функциональных служб и другие представители. Автор данной статьи сам в течение трёх лет представлял интересы нефтяной компании «ТатНефть» в совете директоров ОАО НК «Норси-Ойл» по доверенности от одного из руководителей «ТатНефти». Теперь при выдвижении представителя в совет директоров АО придётся очень хорошо взвешивать: сможет ли он реально участвовать в работе совета. В противном случае место в совете директоров просто будет потеряно.

Совершенно оправданным, на мой взгляд, является то, что в ряде статей в новой редакции Закона, посвящённых работе исполнительных органов АО, явно просматривается ужесточение контроля за работой исполнительных органов со стороны совета директоров. Даже в том случае, если образование исполнительных органов АО осуществляется общим собранием акционеров, уставом общества теперь может быть предусмотрено право совета принять решение о приостановлении полномочий генерального директора, а также управляющей организации или управляющего. Одновременно с этим совет директоров принимает решение о назначении ВРИО генерального директора и о проведении внеочередного общего собрания акционеров для решения вопроса о досрочном прекращении полномочий отстранённого генерального директора (управляющей организации или управляющего) и об избрании нового. Такие решения совет директоров может принять даже если это не предусмотрено уставом в случае, если генеральный директор или управляющая организация (управляющий) не могут исполнять свои обязанности. При этом, правда, надо помнить, что все вышеперечисленные решения совет директоров должен принимать большинством в 75% голосов.

Также ужесточаются требования к работе коллегиального исполнительного органа АО        (правления, дирекции). Во-первых, теперь Законом установлен минимально допустимый кворум для проведения заседания правления (не менее 50% от числа избранных членов). Во-вторых, если количество членов правления становится менее количества, составляющего кворум, совет директоров обязан принять решение об образовании временного коллегиального исполнительного органа и о проведении мероприятий по формированию нового состава правления. В третьих, теперь не допускается передача права голоса членом правления иному лицу, в том числе другому члену правления. Таким образом, повышается персональная ответственность избранных членов коллегиального исполнительного органа.

В статье, посвящённой хранению документов общества, значительно расширен их перечень. Теперь общество обязано хранить также договор о создании АО, бюллетени для голосования и доверенности на право участия в общем собрании акционеров, отчёты независимых оценщиков, списки лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров и на получение дивидендов, ежеквартальные отчёты эмитента и др. Наличие таких документов в архиве общества имеет большое значение для принятия правильных, обоснованных решений арбитражными судами. Раньше при рассмотрении в судах исков по признанию недействительными тех или иных решений, принятых общими собраниями акционеров, сложно было установить истину, поскольку заинтересованные стороны (например, руководство АО) зачастую утаивали от суда первичные документы, ссылаясь на необязательность хранения этих документов.

Очень важным с точки зрения обеспечения прав акционеров является тот факт, что теперь акционеры, имеющие в совокупности не менее 25% голосующих акций общества, получают право доступа к документам бухгалтерского учёта и протоколам заседаний коллегиального исполнительного органа. Раньше даже держатель контрольного пакета акций не мог напрямую ознакомиться с этими документами: доступ к ним имели только его представители в совете директоров и ревизионной комиссии. Очевидно, что движение к цивилизованному рынку и нормальному инвестиционному климату требуют прозрачности в работе АО.

В заключение хочется обратить внимание на одно очень важное, на мой взгляд, обстоятельство. Рассматриваемый нами Закон вступает в силу с 1 января 2002 года (за исключением пунктов, посвящённых компетенции общего собрания акционеров, которые вступили в силу с момента опубликования Закона). При этом все акционерные общества обязаны привести свои учредительные документы в соответствие с новыми нормами не позднее 1 июля 2002 года. Начнётся поголовная перерегистрация уставов АО. Все юридические и прочие консультационные фирмы срочно разработают новые типовые уставы ОАО и ЗАО и начнут в массовом порядке предлагать их потенциальным клиентам. Я абсолютно убеждён (и моя более чем десятилетняя практика корпоративного управления подтверждает это) в том, что типовой устав хорош только в ООО, где учредителями (участниками) являются муж и жена, да и то если их брак прочный. В реальном АО, особенно при наличии различных групп акционеров (держателей контрольного пакета – консолидированного или нет, держателей блокирующего пакета, мелких акционеров), всегда существует конфликт интересов, противоречия между различными акционерами, членами совета директоров, членами правления и генеральным директором. Эти противоречия объективны и устранить их невозможно.

В то же время, наличие большого количества диспозитивных норм в Законе позволяет разработать самые разнообразные уставы, которые будут отражать интересы различных групп, способствовать в большей степени достижению их конкретных целей. Конечный результат в данной ситуации будет определяться двумя обстоятельствами. Во-первых, к какой фирме (к какому консультанту) обратятся за помощью. Сможет ли данная фирма (консультант) разработать устав под данное конкретное акционерное общество. Во-вторых, кто обратится за помощью (генеральный директор, председатель совета директоров, группа акционеров или кто то иной). Ведь именно заказчик определит рамочные требования, предъявляемые к уставу. А «протащить» устав на общем собрании акционеров опытному консультанту, как правило, удаётся.

Думайте, господа…   


Вернуться в раздел "Публикации"
Перейти в раздел "Корпоративное управление"



© Консалтинговая фирма "Колтунов и партнеры"
www.NNOV.ru - Сайт для нижегородцев
Изготовление сайта: Николай Пестов