Юридические услуги бизнесу Колтунов и партнеры, Консалтинг, Юридические услуги бизнесу, Лингвистические экспертизы, Образовательная деятельность, Корпоративное управление, Green City, Нижний Новгород Консалтинговая фирма "Колтунов и партнеры" Образовательная деятельность Корпоративное управление Лингвистические экспертизы
НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ
 Главная страница
 Корпоративное управление
 Лингвистические экспертизы
 Юридические услуги бизнесу
 Бизнес-образование
Программы курсов
 Белорусский проект
 Украинский проект
 Публикации
 Судебные речи
 Наши клиенты
 Наши партнеры
 Учредители фирмы
 Наши ссылки
НАШИ НОВОСТИ
 · Курс «Корпоративное управление» и спецкурс «Корпоративные конфликты и безопасность бизнеса» в Бизнес-школе НИУ ВШЭ

 · Победа на Конкурсе СМИ на лучшее освещение темы межнациональных и этноконфессиональных отношений

 · Рейдерская атака и корпоративный шантаж: пресс-конференция в АО «АВИАБОР»

 · VII Всероссийский форум по корпоративному управлению

 · Международный семинар «Повышение навыков по проведению религиоведческой и комплексной психолого-лингвистической экспертизы»

ПОИСК ПО САЙТУ

НАШИ КООРДИНАТЫ
• 603903, г. Нижний Новгород,
   КП Зелёный город,
   ДНП «Берёзовая роща 2»,
   дом 38 А.

• Коодинаты GPS
   N56.190435
   E44.101964

Схема проезда

• Тел/факс (831) 422-45-45

• Мобильные телефоны:

   управляющий партнёр
   + 7 9 200 300 703 (Viber; WhatsApp)
   + 7 910 398 20 25

   главный лингвист-эксперт
   + 7 903 846 64 40

    в Москве
   +7 985 976 46 74

   за пределами России
   + 3 725 958 92 08



• Skype: Игорь Владимирович
    Колтунов
    koltunov-nn
 

К вопросу о лингвистической экспертизе конфликтных текстов



Е. А. Колтунова,
кандидат филологических наук, доцент,
член Гильдии лингвистов-экспертов
по документационным и информационным спорам (ГЛЭДИС)

 

 

(опубликовано в Учёных записках Волго-Вятского отделения Международной славянской академии, выпуск пятнадцатый, Нижний Новгород, 2004)


Современный период развития общественно-языковой си­туации в России характеризуется особой актуальностью вопро­сов, находящихся на стыке лингвистики, юриспруденции, журналистики и социальной психологии. Развитие гласности созда­ет общественную потребность в регулировании отношений лю­дей в использовании русского языка в политике, экономике (документационные споры), печатных и электронных средствах массовой информации (информационные споры) и повседнев­ной жизни. Наблюдается острая потребность в получении юридическо-лингвистической помощи.

В связи с этим в январе 2001 г. квалифицированные языко­веды, представители академических институтов и ведущих ву­зов Москвы, а также других городов России, объединились в Гильдию лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам (сокращенно – ГЛЭДИС). За время су­ществования ГЛЭДИС накоплен значительный опыт по таким лингвистическим экспертизам, как, например: разъяснение зна­чения и происхождения слов, словосочетаний и фраз; исследо­вание случаев, связанных с исками о защите чести, достоинства и деловой репутации (в частности, анализ спорных публикаций и выступлений в СМИ); исследование структуры текстов, их авторства; толкование отдельных положений законодательства и подзаконных актов, коммерческих и некоммерческих договоров, рекламных текстов и товарных знаков.

Лингвистическая экспертиза конфликтных текстов стано­вится все более и более востребованной. Понятие «конфликт» входит в научную парадигму многих общественных наук: юриспруденции, психологии, педагогики, философии, В лингвистике этот термин соотносится с понятиями «речевой конфликт», «конфликтный коммуникативный акт». Лингвистическая экс­пертиза – это особый вид языковедческого исследования, в ко­тором объединяются различные лингвистические и экстралин­гвистические параметры. Зачастую в одном заключении требу­ется рассмотреть лексико-семантические и лексико-грамматические параметры, особенности синтаксиса, специфику органи­зации и структурирования текста, особенности стилистики, дать исторический комментарий. Таким образом, конфликтные тексты толкуются с позиций общеязыковой нормативности.

Конфликтный текст как объект лингвистической эксперти­зы функционирует в судопроизводстве главным образом в двух ипостасях: документационной и медийной. Документационные споры обычно требуют от лингвиста хорошего знания лексиче­ской семантики, грамматики и синтаксиса, так как подавляющее количество лингвистических  экспертиз в документационных спорах призвано ответить на вопросы, касающиеся либо значения слова, либо особенностей его сочетаемости. Так, например, одна из экспертиз была посвящена выявлению лексического значения существительного разгосударствление в предложении «Железные дороги, а также объекты и иное иму­щество железнодорожного транспорта, непосредственно обес­печивающие перевозочный процесс и осуществление аварийно-восстановительных работ, не подлежат разгосударствлению и приватизации».

Экспертом было дано следующее заключение:

Лексема разгосударствление в современном русском ли­тературном языке относится к официальной лексике и означает: преобразование государственной собственности в другие ее формы: частную, кооперативную, коллективную, смешан­ную и т. д., выведение ее из государственного распоряжения. Например: разгосударствление журналов, разгосударствление предприятий, разгосударствление экономики и т.д. (cм. Толко­вый словарь современного русского языка. – М: РАН ИЛИ, 2001, с. 656). Следовательно, указанное в запросе предложение необходимо понимать так:

1. Не подлежат преобразованию в негосударственные фор­мы собственности (частную, кооперативную, коллективную, смешанную и т.д.) железные дороги, а также объекты и иное имущество железнодорожного транспорта, непосредственно обеспечивающие перевозочный процесс и осуществление ава­рийно-восстановительных работ.

2. Не подлежат выведению из государственного распоря­жения железные дороги, а также объекты и иное имущество железнодорожного транспорта, непосредственно обеспечивающие перевозочный процесс и осуществление аварийно-восстановительных работ.

Иной характер носит запрос о том, к чему относится выделенный причастный оборот в предложении «Минимальный размер оплаты труда, установленный ст. 1 настоящего федерального закона, применяется для регулирования оплаты труда, а также для определения размеров пособий по временной не­трудоспособности и выплат в возмещение вреда, причиненного увечьем, профессиональным заболеванием или иным повреж­дением здоровья, связанными с исполнением трудовых обя­занностей». Экспертом было указано, что в контексте исполь­зовано два обособленных определения, выраженных причаст­ными оборотами:

1. Оборот причиненного увечьем, профессиональным забо­леванием или иным повреждением здоровья относится к опреде­ляемому слову вреда, так как согласуется с ним в роде (мужской), числе (единственное) и падеже (родительный).

2. Оборот связанными с исполнением трудовых обязанно­стей относится к совокупности однородных членов увечьем, профессиональным заболеванием или иным повреждением здоровья, так как причастие выражено формой множественного числа и не согласуется с каждым из однородных членов в от­дельности в грамматической категории числа. Кроме того, сле­дует отметить, что в соответствии с нормами, зафиксированны­ми в Академической грамматике современного русского литера­турного языка, «в предложении с однородными членами обо­собленное постпозитивное определение (обычно в форме причастного оборота) как правило, относится ко всем одно­родным членам одновременно» (cм. Толковый словарь совре­менного русского языка под ред. Г.Н.Скляревской. – М., 2001 т. II, с. 642). Было отмечено также, что исследуемые обособленные определения, выраженные причастными оборотами, содержат в себе элементы добавочного сообщения: уточняют и поясняют признаки, заключенные в определяемых словах.

Конфликтность медийного текста, как правило, определяет­ся стратегией дискредитации. Основная цель таких текстов – воздействие на читателя, зрителя, слушателя. Основная задача – осмеяние или унижение героя публикации. Обнародование ка­ких-либо негативных сведений, мнений, суждений, прямо или косвенно сигнализирующих о негативных оценках адресата, наиболее часто используются в современном политическом дис­курсе. Опыт, накопленный лингвистами-экспертами Нижнего Новгорода, показывает, что суды в основном интересуют либо лексико-стилистические особенности спорного текста, либо заключение лингвиста о способах передачи информации, имею­щейся в конфликтной публикации, либо анализ оценочных ком­понентов текста.

Приведем пример одного из адвокатских запросов, типич­ного для нижегородской судебной практики: 1) Содержат ли статья «Край диких птиц» негативную информацию о господине К.? 2) В каких словах, словосочетаниях, предложениях? 3) Ка­кие языковые средства при этом использованы?

Следует отметить, что одним из важнейших компонентов лингвистической экспертизы конфликтной публикации является квалификация особенностей оценки фактов, событий и лиц. Вы­ражение оценки распознается в тексте по наличию определенных оценочных слов и конструкций, в значении которых можно выделить элементы хороший-плохой, добрый-злой, чистый-грязный и др. При наличии позитивной оценки речь идет о пози­тивной информации. При наличии отрицательной оценки речь идет о негативной информации. Резкая отрицательная оценка лица, осуществляемая с помощью слов и выражений, либо вообще не употребляемых в литературном языке, либо не упот­ребляемых в литературном языке по отношению к лицу, либо обозначающих лиц со специфическим антисоциальным поведением, представляет собой оскорбление.

В результате проведенного исследования публикации было установлено, что анализируемая статья содержит негативную информацию о господине К. в следующих контекстах:

а) «...выпускник аспирантуры неожиданно пришел порулить весьма преуспевающим совхозом..., основательно одурачив вы­ступлениями простодушных ленинцев, «реформатор» акциони­ровал «Ленинец». Начало развала совхоза было положено.

Глагол порулить в исследованном контексте используется в переносном значении, со сниженной эмоциональной окраской; «поруководить некоторое время» (cм. Словарь русского языка в 4-х тт., М., 1999, т. III, с. 740).

Деепричастие одурачив от глагола одурачить имеет в словарях помету разговорное и значение: «обмануть в расчете на чью-то наивность, глупость» (см. Словарь в 4-х тт., т. I, с. 453; Словарь русского языка под ред. С.И.Ожегова, М., 1987, с. 157). Использование разговорного слова в данном контексте, безус­ловно, выражает отрицательную характеристику господина К.

Существительное развал квалифицируется в современном русском языке как интеллектуально оцененная лексема, имею­щая значение «полное расстройство, беспорядок, разруха, упа­док» (см. Словарь в 4-х тт., т. III, с. 588; Словарь под ред. С.И.Оже­гова, с. 556).

В рассмотренном контексте утверждается, что герой обма­нул работников совхоза, он не намеревался руководить совхозом долго, пришел лишь на время, он виновен в полном упадке совхоза.

Следует отметить также, что существительное реформа­тор (тот, кто осуществляет реформу, преобразователь) употреб­ляется в тексте статьи в кавычках, что свидетельствует об использовании этого слова не в прямом, а в переносном, иронич­ном, уничижительном значении. Таким образом, кавычки при­дают слову реформатор обратный смысл.

б) «... не забыл шустрый перестройщик... выбить солид­ный кредит...»

Прилагательное шустрый (бойкий, проворный) и сущест­вительное перестройщик (сторонник перестройки) в современ­ных словарях русского языка оцениваются как разговорные, то есть имеющие сниженный оттенок (см. Словарь под ред. С.И.Ожегова, с. 783; Толковый словарь современного русского языка под ред. Т.Н.Скляревской. – М., 2001, с. 568). Таким образом, словосочетание шустрый перестройщик негативно характеризует господина К. Отрицательная оценка его действий усилива­ется использованием разговорного, экспрессивного глагола вы­бить «с большим трудом, путем различных ухищрений, используя незаконные способы, личные связи и т.п., добиться по­лучения необходимого для жизни и работы»  (см. Словарь под ред. Г.Н.Скляревской, с. 159).

в) «мышиное руководство нашего главы К... Ленивый на работу «краснобай» господин К... На языке закона это называется мошенничеством и обманом избирателей»

Прилагательное мышиный в словосочетании мышиное ру­ководство используется в тексте статьи в переносном значении и основывается на прецедентном значении, которое реализуется во фразеологизме мышиная возня, то есть тайны, интриги. Сле­довательно, мышиное руководство это руководство, осно­ванное на интригах, тайных соглашениях и т.д.

Лексема ленивый имеет в русском язык значение «любя­щий безделье, не желающий работать, заниматься» (см. Сло­варь под ред. С.И.Ожегова, с. 275). Существительное «краснобай» используется применительно к человеку, склонному к многословию, пустому красноречию (см. Словарь под ред. С.И.Ожегова, с. 260). Лексема заключена в кавычки, что свидетель­ствует об использовании этого слова не в прямом, а в перенос­ном, ироничном значении.

Существительное мошенничество (обман, неблаговидные жульнические действия с корыстными целями) относится к лек­сике интеллектуально оцененной и носит инвективный (оскор­бительный) характер.

Конфликтогенность текстов нижегородских средств массо­вой информации особенно повышается в период различных из­бирательных кампаний. И, зачастую, инвективность перерастает в прямую языковую агрессию. Языковая агрессия – это форма речевого поведения, нацеленного на оскорбление или преднаме­ренное причинение вреда человеку, группе людей, организации или обществу в целом (см. Материалы к энциклопедическому словарю «Культура русской речи», вып. 1 (8), Красноярск, 1999, с. 96). Так, после одной из предвыборных кампаний лингвисту-эксперту пришлось анализировать значение, стилистическую и эмоциональную окраску лексем грязный, бесчестный, жестокий, беспринципный, смерто­убийство в предложениях «Предельно грязная, зачастую абсолютно бесчестная избирательная кампания господина Д.выда­ет в нем человека жестокого и беспринципного. О том же сви­детельствует центральная установка его избирательной кам­пании – заработать очки на призывах к смертоубийству». Ана­лиз показал, что контекст, в котором использована форма жен­ского рода грязная, свидетельствует, что лексема употребляет­ся в переносном значении: «вызывающая моральное отвра­щение, гнусная». Указанное значение усиливается с помощью наречия предельно, то есть в крайней степени (см. Словарь в 17-ти тт., т. 11, с. 118; Словарь в 4-х тт., т. I, с. 354). Прилагатель­ное бесчестный в анализируемом контексте имеет значение: «нарушающий требования чести, честности, нечестная, не­добросовестная» (см. Словарь в 17-ти тт., т. 1, с. 441; Словарь в 4-х тт., т. I, с. 88). Наречие абсолютно, то есть совершенно, со­всем также усиливает лексическое значение прилагательного в форме женского рода бесчестная. Прилагательное жестокий в представленном предложении использовано в значении «край­не суровый, безжалостный, беспощадный» (см. Словарь в 17-ти тт., т. 4, с. 97; Словарь в 4-х тт., т. I, с. 480). Указанное прилага­тельное в предложении является определением и согласуется в роде, числе и падеже с существительным человек (то есть гос­подин Д.). Лексема беспринципный в современном русском языке имеет значение «не имеющий или не содержащий принципов, убеждений, пренебрегающий моральными нор­мами» (см. Словарь в 17-ти тт., т. 1, с. 421; Словарь в 4-х тт., т. I, с. 84). В анализируемом предложении прилагательное бесприн­ципный является определением и согласуется с существитель­ным человек (то есть господин Д.). Существительное смертоубийство в качестве нормативного в современном русском язы­ке имеет значение «то же, что и убийство, то есть лишение жизни кого-либо; преступное лишение жизни кого-либо» (см. Словарь в 17-ти тт., т. 13, с. 1354; Словарь в 4-х тт., т. IV, с. 152, 444).

То есть в представленном для анализа контексте избира­тельная кампания господина Д. характеризуется как вызываю­щая моральное отвращение, гнусная, нарушающая требования чести, недобросовестная, а сам господин Д. предстает перед чи­тателем как человек крайне суровый, безжалостный, беспощадный, не имеющий принципов, пренебрегающий моральными нормами. Поскольку выявленные лексемы употреблены для ха­рактеристики одного человека и его избирательной кампании, то, взаимно дополняя друг друга, они, безусловно, усиливают негативную оценку и создают образ морально нечистоплотного человека.

Таким образом, лингвистическая экспертиза конфликтного текста представляет собой особый вид филологического иссле­дования герменевтического характера, в котором объединяются знания практически всех разделов языкознания.

Кроме правовой помощи, лингвистическая экспертиза при­звана содействовать сохранению и развитию русского языка в отечественных СМИ и современном российском обществе, сохранению и развитию русского языка как феномена культуры, науки, политики, образования.



Вернуться в раздел "Публикации"
Перейти в раздел "Лингвистические экспертизы"


© Консалтинговая фирма "Колтунов и партнеры"
www.NNOV.ru - Сайт для нижегородцев
Изготовление сайта: Николай Пестов