Юридические услуги бизнесу Колтунов и партнеры, Консалтинг, Юридические услуги бизнесу, Лингвистические экспертизы, Образовательная деятельность, Корпоративное управление, Green City, Нижний Новгород Консалтинговая фирма "Колтунов и партнеры" Образовательная деятельность Корпоративное управление Лингвистические экспертизы
НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ
 Главная страница
 Корпоративное управление
 Лингвистические экспертизы
 Юридические услуги бизнесу
 Бизнес-образование
Программы курсов
 Белорусский проект
 Украинский проект
 Публикации
 Судебные речи
 Наши клиенты
 Наши партнеры
 Учредители фирмы
 Наши ссылки
НАШИ НОВОСТИ
 ·Рецензия независимого эксперта Елизаветы Аркадьевны Колтуновой сыграла решающую роль в вынесении судом в Хакасии правосудного решения.

 · Выступление Елизаветы Аркадьевны Колтуновой на Радио России в передаче «Будьте добры»

 · Заседание Общественного совета при Управлении Федеральной антимонопольной службы по Нижегородской области. Анализ проблем аффилированности

 · Семинар для руководителей компаний и собственников бизнеса «Особенности корпоративного управления обществом с ограниченной ответственностью в современных условиях»

 · Елизавета Аркадьевна Колтунова награждена Памятным знаком «800 лет городу Нижнему Новгороду»

 · XI Всероссийский форум по корпоративному управлению: лекция для школьников или диалог профессионалов ?

ПОИСК ПО САЙТУ

НАШИ КООРДИНАТЫ
• 603903, г. Нижний Новгород,
   КП Зелёный город,
   ДНП «Берёзовая роща 2»,
   дом 38 А.

• Коодинаты GPS
   N56.190435
   E44.101964

Схема проезда

• Тел/факс (831) 422-45-45

• Мобильные телефоны:

   управляющий партнёр
   + 7 9 200 300 703 (Viber; WhatsApp)
   + 7 910 398 20 25

   главный лингвист-эксперт
   + 7 903 846 64 40

    в Москве
   +7 985 976 46 74

   за пределами России
   + 3 725 958 92 08



• Skype: Игорь Владимирович
    Колтунов
    koltunov-nn
 

Частная компания: что это такое и можно ли использовать это понятие в корпоративном управлении ?



Игорь Колтунов
Управляющий партнер Консалтинговой фирмы «Колтунов и партнеры»,
член Ассоциации профессиональных директоров - АНД,
Председатель Совета директоров АО «НИИК»,
доцент ИБДА РАНХиГС при Президенте РФ, к.э.н.

(интернет-версия, май 2022 г.)

8 февраля 2022 года в Москве проходил XI Всероссийский форум по корпоративному управлению. Тема Форума была очень актуальной: «Управление устойчивостью в эпоху быстрых перемен». На панельной сессии под названием «Что стоит за устойчивостью и от чего она зависит?» выступили такие известные бизнесмены и руководители как Александр Шохин – Президент РСПП, Олег Вьюгин – Председатель Наблюдательного совета ПАО Московская биржа, Анна Белова – Заместитель Председателя Совета директоров ПАО АФК «Система», Борис Ким – Независимый директор ПАО «ВымпелКом», Оскар Хартман – Независимый директор ПАО ГК «Самолёт», Александр Иконников – Председатель Ассоциации профессиональных директоров.

Сессии 1 и 2 были посвящены работе Советов директоров. Сессия 1 проходила под названием «Совет директоров в публичных компаниях: устойчивость вопреки вызовам». Сессия 2 называлась «Совет директоров в частных компаниях: вызовы бизнеса и личная эффективность». И если содержание Сессии 1 и использованная там терминология были весьма понятны, прозрачны и конкретны, то название Сессии 2 и содержание обсуждавшихся там проблем вызывают определённые вопросы, прежде всего теоретического характера. Попытаемся в них разобраться.

В аннотации к Сессии 2, в программе её работы были обозначены следующие проблемы: «Бизнес предъявляет сегодня к владельцам особые требования. Рост конкуренции, цифровая трансформация, новые технологии, крайне волатильная внешняя среда – чтобы провести свою компанию через все эти вызовы, владелец должен поддерживать высокий уровень собственной эффективности. Однако у него могут быть другие амбиции и цели, а на уровень его отдачи и вклада могут влиять самые разные факторы. Что позволяет владельцам поддерживать высокий уровень эффективности?».

В работе Сессии приняли участие известные и успешные в своей области бизнесмены: Владимир Куксов – Председатель Совета директоров компании «АКРОС», Дмитрий Мраморнов – Председатель Совета директоров группы компаний «СКБ Контур», Максим Валецкий – основатель и Председатель Совета директоров компании «Mr.Doors», Олег Лещук – акционер и Президент рекламного агентства ARENA, Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко – Президент корпорации «Ростик Групп», Игорь Розанов – руководитель «Академии АНД». Все выступления были очень интересными, содержательными, выступавшие бизнесмены несомненно являются профессионалами своего дела и успешными предпринимателями. Тем не менее, мнения участников дискуссии разделились. Все согласились с тем, что запрос на экспертный, консультативный совет директоров в частных компаниях сформирован. Совет директоров и независимые директора – формат, позволяющий двигать бизнес вперед, его появление в компаниях – часто вопрос зрелости собственников. Вместе с тем, оказалось, что ожидания одних собственников связаны с получением узкой экспертизы независимого директора, другие нуждаются в новом взгляде, основанном на успешном жизненном опыте и здравом смысле. Скептики же уверены, что есть бизнесы, где независимый директор не сможет заменить знания, опыт и интуицию владельца.

Неясными остались два вопроса: что такое частная компания и по какому принципу организаторы Форума подбирали спикеров для 2-й Сессии. Ведь репрезентативность выборки однозначно влияет на качество выводов и соответствие ответов поставленным вопросам. Выступавшим был задан вопрос из зала: что они понимают под частной компанией и по какому признаку их компания отнесена к частной. К сожалению, чёткого ответа на вопрос не последовало.

Итак, частная компания: что это такое и какое место подобные компании занимают в российском бизнесе?

Если обратиться к Гражданскому кодексу Российской Федерации (далее – ГК РФ), то в статье 66.3. даётся определение публичных и непубличных хозяйственных обществ: «1. Публичным является акционерное общество, акции которого и ценные бумаги которого, конвертируемые в его акции, публично размещаются (путём открытой подписки) или публично обращаются на условиях, установленных законами о ценных бумагах. Правила о публичных обществах применяются также к акционерным обществам, устав и фирменное наименование которых содержит указание на то, что общество является публичным. 2. Общество с ограниченной ответственностью и акционерное общество, которое не отвечает признакам, указанным в пункте 1 настоящей статьи, признаются непубличными». Понятие «частная компания» в ГК РФ отсутствует. В пункте 2 статьи 123.21. есть только понятие «частное учреждение» (учреждение, созданное гражданином или юридическим лицом). Однако, ни один из бизнесов, представленных выступавшими на 2-й Сессии Форума, к учреждениям не относится.

Обратимся к истории развития отечественного бизнеса. Законом РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» от 25.12.1990 № 445-1 предусматривалась такая форма как «индивидуальное (семейное) частное предприятие». Это было предприятие, принадлежавшее физическому лицу (гражданину) или семье. После введения в действие ГК РФ этот закон постепенно отменялся частями и с 1 июля 2002 года полностью утратил силу.

В настоящее время в ФЗ «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» в статье 15.1. даётся определение частной охранной организации: «Частная охранная организация может быть создана только в форме общества с ограниченной ответственностью и не может осуществлять иную деятельность, кроме охранной». Есть ограничения по оплате уставного капитала (не может быть вклада с иностранным участием) и по составу участников (не м.б. государственные служащие, граждане, имеющие судимость, иностранные граждане и др.). Но ни один из выступавших на 2-й Сессии не является собственником (участником) частной охранной организации.

Очевидно, что понятие «частная компания» вообще не имеет правового определения. Тем не менее, попытаемся подойти к этому термину с понятийной точки зрения и исходя из общих принципов, заложенных в ГК РФ. Согласно пункту 1 статьи 212 ГК РФ в Российской Федерации признаются частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности. Согласно пункту 2 той же статьи имущество может находиться в собственности граждан и юридических лиц, а также Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований. Может быть под частной компанией следует понимать компанию, среди участников которой нет Российской Федерации и её субъектов, а также муниципальных образований (т.е. в уставном капитале отсутствует государственная и муниципальная собственность)? Но если следовать такому подходу, к частным компаниям следует отнести такие публичные общества как ПАО НК «ЛУКОЙЛ», ПАО ГМК «Норильский никель», ПАО «Северсталь» и др. Очевидно, что организаторы Форума имели в виду совсем другое, так как работе Советов директоров публичных компаний была посвящена 1-я Сессия.

Во время дискуссии модератор 2-й Сессии – заместитель Главного редактора русского издания Forbes Елена Тофанюк – обращаясь к спикерам, называла их «владельцами бизнеса». Этот же термин присутствует и в программе Форума. Может быть, под частной компанией следует понимать такой бизнес, у которого только один собственник (один участник, один акционер), т.е. конкретный владелец? Но такой подход опровергается самими выступавшими. Максим Валецкий, отвечая на вопрос из зала, сказал, что распределяет на нескольких партнёров риски потери бизнеса в результате силовой рейдерской атаки, т.е. в его компании «Mr.Doors» есть совладельцы. Владимир Куксов, рассказывая о работе своего совета директоров, также отметил, что у него в компании «АКРОС» есть партнёры по бизнесу (совладельцы).

Может быть к частным компаниям следует относить такие бизнесы, в которых небольшое количество совладельцев? Но тогда возникает закономерный вопрос: где граница такого деления? Если в компании два участника (совладельца) – это частная компания? А если пять или десять … У Ростислава Ордовского-Танаевского Бланко в его корпорацию «Ростик Групп» входят три компании, причём одна из них – «Росинтер Ресторантс Холдинг» – является согласно раскрываемой информации публичным акционерным обществом. Очевидно, что там не один и не два акционера. И если исходить из принципа деления компаний на публичные и частные (как это было сделано на Форуме: Сессия 1 и Сессия 2), то Ростиславу Ордовскому-Танаевскому Бланко следовало презентовать свой бизнес не на 2-й, а на 1-й Сессии Форума. Акционерное общество «Производственная фирма «СКБ Контур» (владельцем которой, как было сказано на Форуме, является Дмитрий Мраморов) раскрывает в сети Интернет свой годовой отчёт. Поскольку это непубличное АО, то это означает, что в соответствии с пунктом 1.1. статьи 92 ФЗ «Об АО» в этом акционерном обществе более 50 акционеров.

Может быть к частным компаниям следует относить такие бизнесы, в которых есть владелец контрольного пакета (контролирующей доли в уставном капитале)? Согласно информации, размещённой на сайте рекламного агентства ARENA, в 1994 году Олег Лещук совместно со своим партнером по бизнесу Олегом Поваровым создал рекламное агентство Magic Box. В августе 2008 года агентство Magic Box входит в содружество рекламных агентств АДВ. В рамках соглашения Magic Box объединяется с сетевым медийным агентством Arena и становится частью международной сети Havas. Новое объединенное агентство получило название Arena Magic Box, президентом которого и является Олег Лещук. Но при такой структуре бизнеса едва ли можно говорить о единственном владельце контрольного пакета …

Специалистам по корпоративному управлению известно также, что преобладающая доля в уставном капитале не всегда предоставляет большинство голосов на общем собрании участников (акционеров) и обеспечивает получение большей части прибыли.

Согласно пункту 1 статьи 32 ФЗ «Об ООО» уставом общества может быть предусмотрен порядок определения числа голосов на общем собрании участников, непропорциональный доле в уставном капитале общества. В соответствии с пунктом 1 статьи 66 ГК РФ уставом общества, а также корпоративным договором может быть предусмотрен объём правомочий участников непубличного хозяйственного общества, непропорциональный их долям в уставном капитале. В соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 66.3. ГК РФ уставом непубличного общества или корпоративным договором может быть предусмотрен порядок принятия решений на общих собраниях участников, отличный от установленного законом (в том числе в части пропорционального голосования).

Согласно пункту 2 статьи 28 ФЗ «Об ООО» уставом общества может быть предусмотрено, что часть прибыли, предназначенная для распределения между его участниками, распределяется непропорционально их долям в уставном капитале общества. В соответствии с пунктом 3 статьи 42 ФЗ «Об АО» размер дивиденда по акциям различных категорий (типов) может быть различным, как и форма их выплаты. В полном товариществе прибыль может распределяться между его участниками непропорционально их долям в складочном капитале, если это предусмотрено учредительным договором или иным соглашением участников (пункт 1 статьи 74 ГК РФ).

Возникает вопрос: если связывать понятие «частная компания» с долей её владельца в бизнесе, то что следует принимать в качестве критерия – долю в уставном капитале, долю в голосах на общем собрании участников (акционеров) или долю в распределяемой прибыли?

2-я Сессия Форума началась с презентации руководителем «Академии АНД» Игорем Розановым исследования, проведённого Академией. Как было сказано в презентации, проводился опрос «владельцев частных компаний». Не буду подробно останавливаться на результатах исследования (они есть в материалах Форума). Точки зрения респондентов были самые разнообразные. Но вызывает большое сомнение репрезентативность выборки. В качестве критерия выборки был взят объём производимой продукции (оборот компании). Но разве по обороту можно осуществлять деление компаний на типы с точки зрения отношений собственности или организационно-правовых форм?

В соответствии с российским законодательством по размеру компании делят на микропредприятия (численность персонала до 15 человек, годовая выручка до 120 млн. рублей), малые предприятия (численность персонала от 16 до 100 человек, годовая выручка от 120 до 800 млн. руб), средние предприятия (численность персонала от 100 до 250 человек, годовая выручка от 800 млн. до 2 млрд. рублей) и крупные предприятия (численность персонала свыше 250 человек, годовая выручка свыше 2 млрд. рублей). Но в нормативных документах, согласно которым компании делят по размеру, нигде не даётся определения частной компании.

На сайте Ассоциации профессиональных директоров «Академия АНД» презентует несколько программ подготовки специалистов для советов директоров. Есть отдельная программа, которая называется «Совет директоров для бизнеса». В преамбуле программы отмечается, что у многих владельцев бизнеса – будь то start up или частная компания – есть целый ряд вопросов по поводу создания профессионального совета директоров в своей компании. В ходе реализации программы рассматриваются 6 триггеров создания совета директоров в частной компании. Однако, нигде не даётся определения – что же такое частная компания?

В уважаемом всеми корпоративщиками журнале «Акционерное общество: вопросы корпоративного управления» № 1 за 2022 год была опубликована статья Ольги Миллер, независимого директора, эксперта по корпоративному управлению, преподавателя «Академии АНД» под названием «Карьера в корпоративном управлении: от секретаря до председателя совета директоров». В статье три раза используется термин «частная компания», причём все три раза в разных смыслах.

На странице 43 написано: «В течение десяти лет я прошла вместе с «ТрансКонтейнером» путь от частной к публичной компании, через private placement и IPO. И это был хороший профессиональный опыт». В данном случае автор противопоставляет частную компанию публичной компании. Т.е. компанию, ценные бумаги которой не обращаются на бирже (признак публичности), О.Миллер называет частной компанией. Для справки напомню, что в соответствии с пунктом 2 статьи 66.3. ГК РФ такие компании называются непубличными.

На странице 45 О.Миллер пишет: «Позднее у меня появился опыт работы в качестве независимого директора – сначала в государственных, а затем в частных компаниях». Т.е. во втором случае автор уже сравнивает частную компанию с государственной. Из контекста нетрудно сделать вывод, что здесь под частной компанией понимается юридическое лицо, в котором отсутствует государственная собственность.

На странице 45 на вопрос журналиста «Как Вы стали председателем совета директоров» автор статьи отвечает: «Ко мне обратился собственник частной российской компании и попросил помочь ему создать совет директоров». Поскольку О.Миллер применительно к частной компании не сказала «акционер» или «совладелец», то нетрудно сообразить, что в данной компании собственник один, а организационно-правовая форма – скорее всего ООО. Т.е. в данной ситуации под частной компанией эксперт по корпоративному управлению понимает бизнес, принадлежащий одному физическому лицу.

Комментарии, как говорится, излишни …

Абсолютно непонятно, как можно обучать созданию советов директоров в компаниях, параметры которых не установлены, границы размыты? Как можно давать профессиональные советы на основании исследований, если респонденты чётко не определены? И такую услугу на рынке образования предлагает бизнес-школа («Академия АНД»), претендующая на лидерство в подготовке профессиональных членов советов директоров, в том числе независимых директоров … Как не вспомнить бессмертного Чацкого: «А судьи кто?».

Подводя итог всему вышеизложенному, попытаюсь сделать несколько выводов:

1) В российском законодательстве (как корпоративном, так и налоговом) отсутствует понятие «частная компания».
2) В сообществах специалистов по корпоративному управлению также не предприняты попытки определить, что следует понимать под «частной компанией».
3) Термин «частная компания» используется некоторыми специалистами (в том числе, преподавателями бизнес-школ) без его чёткого конструирования.
4) При использовании понятия «частная компания» к таким компаниям относят юридические лица самых разнообразных организационно-правовых форм, с разной структурой уставного капитала и с разным количеством участников.
5) Исследования структуры и методов управления «в частных компаниях» изначально предполагают нерепрезентативную выборку и, следовательно, некорректные выводы.

Полагаю, что от использования понятия «частная компания» следует просто отказаться как в корпоративном управлении, так и в бизнес-образовании.

Прошу рассматривать данную статью как приглашение к дискуссии.

© Консалтинговая фирма "Колтунов и партнеры"
www.NNOV.ru - Сайт для нижегородцев
Изготовление сайта: Николай Пестов